Был неотёсанным бессмысленнейшим бревном.
Как депутат, лишь уши как у слона.
Но в концентрате манго внезапно покинул дом.
В затылок летели крики: “О Джаганна…”
Туземцы Севера, дикие, как скоты,
На свалку вынесли, бросили в птичий кал.
Там из-под ветоши выполз внезапно ты,
Мой ненаглядный розовый гавиал.
Ты гавиалом работал трёхсотый год.
И было время, к несчастью, уйти к отцам.
Тебя бы мог заменить человек и кот,
Но ты увидел уши и выбрал сам.
И вот я твой послушник. С тобой меня
Готовят кукла Барби и жук-олень,
Я прозреваю больше день ото дня
И опасаюсь: будет последний день.
И в центре свалки откроется Глубина –
Ты не поднимешь голову с груд тряпья.
Я про себя заплачу: “О, Джаганна…”
И гавиалом стану трудиться я.
К тому моменту, верно, я буду сед,
Зато дворняги будут нести ко мне
Все свои сонмы радостей, болей, бед
И будут мной утешены. В Глубине.
Ну а пока всё просто: лежу бревном
И моё тело трав обрастает мех.
Не зря я в банке манго покинул дом –
Теперь я вместе с гуру. Он лучше всех.