***

Во дворах по обледенелому тротуару идёт мужчина лет сорока. Рядом семенит дитя неопределённого пола в тёплом комбинезончике. Мужчина обращает внимание на детскую площадку, делает в её сторону жест рукой, спрашивает:

— Хочешь на площадку?

— Нет, — отвечает дитя.

— Ну почему? Смотри, какие там качели, карусели…

— Нет.

— Ну смотри: такая площадка замечательная, а никто на ней не играет. Смотри, качели там…

— Нет, — настаивает дитя.

— Да что ж за дети пошли… Ну такая же площадка хорошая… Не хочешь?

— Нет.

— А куда хочешь?

— В магазин.

1 Comment

  1. Французское выражение “ma puce”, буквально “моя блошка”, используется как ласковое обращение мам к маленьким детям. Типа, “утютютютю, мандавошечка”. Очень распространённый оборот, которому я не устаю поражаться. Хотя, с другой стороны, в “моей ласточке” или “моей рыбоньке” (хоть и золотой) тоже ничего особо умилительного нет. Это была преамбула.

    В автобусе по дороге на работу слышу (в вольном переводе):
    Мама (омерзительно сюсюкая): Утютю, моя блошка, что ты там такое подобрал?
    Сын (на вид лет четырёх): маленького зелёного ёжика.
    (Я тут же мысленно реагирую — “охуительно, заверните!”)
    Мама: Ой какой милый, как мы его назовём?
    (Замечаю, что чадо подобрало с земли недозрелый плод каштана.)
    Сын (серьёзно): Никак.
    Мама (всё с тем же уёбищным сюсюканьем): Но почему же, радость моя? Маленькому ёжичку обязательно нужно имя.
    Сын (спокойно): Потому что этот ёжик — дохлый. Он скоро станет коричневый, иголки отпадут. Ему не нужно имя.

Leave a Reply

© 2019 Гиперканцелярия Дениса Яцутко

Theme by Anders NorenUp ↑

.