С гневом, с жаждою страсти, стекающей с пальцев капслоком,
с чувством близости шторма по клавишам яростно бьёт
вестник ужаса, неотвратимости рока.
Он свободен и смел, он здоров, мало ест и не бот.

Под постами его суетятся и ноют гагары,
стонут чайки, цыплята противно пищат…
Он, как демон, навис над бессмысленной птичьею сварой,
наблюдая, как всё неминуемо движется в ад.

Пусть же движется, хоть всем и страшно до колик!
У ревущей стихии нет смысла пощады просить.
Недопонятый пингвин “В Утёсах” бронирует столик,
прячет тело в одежду и вызывает такси.