– Белое. Бе-ло-е.
– Простите?
– Я говорю: белое.
– Не смешно.
– А почему должно быть смешно, если я констатирую факт?
– Вы его не констатируете, а перевираете. Попросту – нагло лжёте. Потому что чёрное.
– Да как же чёрное, когда белое?
– Да где белое? Вот смотрите… тут темно?
– Темно.
– Тут вот чёрное пятно видите?
– Вижу.
– А вот сюда посмотрите – чёрное, как вороново крыло, так?
– Да, тут вы правы.
– И вот совершенно чёрные полоски, разве нет?
– Да, полоски – чёрные.
– Но полоски – чёрные?
– Хорошо, чёрные.
– Так выходит, что чёрное?
– По-вашему выходит, что да. Но это только потому, что вам выгодно всё белое очернить. А на самом деле всё-таки белое.
– Да вы же сами себе противоречите…
– Ничего подобного. Всё очень логично.
– Вас не затруднит пояснить?
– Хорошо… Вот смотрите… Белое?
– Ну, белое.
– А вот тут разве нет просвета?
– Несомненный просвет.
– А вот… вот… ВОТ! Смотрите, какая белизна! Вы даже щуритесь!
– Это муха в гла…
– Да какая муха! Не надо играть! Давайте, вот, у товарища спросим…
– Не надо у товарища… Ваши товрищи и чёрта готовы обелить…
– Но вы же щуритесь!
– Я щурюсь, потому что мне противно смотреть, как вы лжёте…
– Я лгу?.. Хорошо… Допустим… Тогда скажите, какой это цвет? Вот тут.
– Тут?
– Да.
– Вот тут?
– Да, вот тут.
– Вот этот цвет?
– Я сейчас уйду.
– Постойте… Хорошо… Это белый.
– Белый, как снег?
– Это ваша личная ассоциация.
– Но всё-таки белый?
– Белый, белый. Чего вы от меня хотите?
– Я хочу, чтобы вы признали, что белое.
– Ну, по вашей извращенной логике, которую вы хотите всем навязать как единственно верную, выходит, что белое. Но любой честный человек скажет вам, что чёрное и будет прав.
– Вы удивительный человек! Вы же только что сами признали, что белое!
– Это как посмотреть.
– С открытыми глазами смотрите.
– Я с открытыми глазами и смотрю.
– Вот сюда.
– Куда?
– Вот сюда.
– Постойте! Но я же совсем о другом! То, о чём вы говорите, совсем не важно!
– А что важно? Вот это?
– Это самое важное, что только может быть. Это просто мозолит глаза. И это чёрное. А ваше белое существует только в вашем воображении. Я его не вижу. Как и мои товарищи.
– А может вам с товарищами веки поднять? Вилами? Или сами глазки разуете? А то можем же ненароком и выколоть…
– Чем?! Вилами? Да ты вилы-то в руках держал? Интеллигент хренов. Ты их хотя бы по телевизору видел?
– Ты охуел, уёбище? Интеллигента, сука, нашёл… По себе людей судишь? Нормальный человек телевизор не вспомнит. Что – любишь зомбоящик гипнотизировать?
– А ты небось вечерами книжонки полистываешь?
– Ну, должен же кто-то быть хранителем фундаментального знания…
– Фундакакого знания? Это ваш имярек, что ли, – ментальное знание? Дурачок полуграмотный…
– Имярек – единственный в стране настоящий специалист в этом вопросе. И он сказал, что белое. Белое, как хуй.
– Бу-га-га. Вы, блять, с вашим имяреком хуй когда-нибудь видели? С какого это хуя хуй – белый?
– Правильный хуй – белый. Мы, в отличие от некоторых не имеем привычки облизывать чёрные хуи.
– А какие хуи вы имеете привычку облизывать? Белых медведей?
– Вы антисемит?
– Хотите об э… Бляяяять! Дайте мне номер вашего дилера! С каких это пор белые медведи стали евреями?
– Какие медведи? У вас галлюцинации? Вы хорошо спали?
– Белые медведи! Бе-лы-е!
– Вы же говорили, что чёрное. Значит, всё-таки притворялись? А теперь готовы взглянуть правде в глаза?
– Что чёрное? Медведи?
– Какие медведи?
– А кто это по-вашему? Семен Михайлович Буденный?
– Где?
– Вы о чём?
– Извините, отвлёкся…
– Ничего. Как вообще жизнь?
– Нормально. Сами-то как?
– Спасибо, ничего. Как работа?
– Работаем потихоньку. Тут, кстати, проектец один намечается. Обсудим?
– А как же наши разногласия по поводу чёрного и белого?
– Да кого ебёт это чёрное и белое…
– Ваша правда… А загляните ко мне в мыло.
– Угу.