Кузьминки. Возле входа в метро сидят трое потертых, грязных, пропитых и побитых жизнью мужчин. Курят. Рядом с ними стоят огромные грязные же и потертые сумки с каким-то хламом. До меня доносится обрывок беседы:

– …я не считаю себя бомжом – я путешественник.