Есть у меня два друга. Оба они живут в Ставрополе, а потому я, с тех пор как поселился в Москве, встречаюсь с ними очень редко, не каждый год. Раньше же с каждым из них виделся часто, но всегда порознь. Не знаю даже, были ли они знакомы друг с другом лично, но заочно отчего-то люто друг друга ненавидели и презирали. Однажды у одного из них сильно заболел домашний кот. Друг мой очень переживал, возил кота в клинику, дежурил в коридоре, пока животному делали операцию, весь изнервничался и после ещё долго беспокоился, выздоровеет ли кот вполне, сможет ли и дальше быть жизнерадостным животным или будет жить, страдая. Встретившись со вторым другом, я рассказал ему, как первый заботится о больном коте. Второй друг, тоже, к слову, заядлый кошатник (около пяти кошек в доме) дослушал мой рассказ и вдруг сказал: “А, может, этот ваш имярек и не такая уж мразь, как я о нём думал? Не может плохой человек так заботиться о кошке”. Встретившись после с другом, у которого болел кот, я передал ему эти слова. Он выслушал и спросил: “А у этого вашего имярек кошки живут?” “Ну да, – сказал я, – пять штук”. “Хм, – хмыкнул мой товарищ, – так он, наверное, не такая скотина, как я о нём думал…”