Мальчик лет восьми-девяти идёт с мамой у станции метро “Краснопресненская”, что-то говорит маме, слышно слово “гамбургер”. Мама отвечает:

– Нет, тебе сейчас есть нельзя. Только через два часа.

– Ну куриный-то можно! Куриный – это же не еда, – немедленно пытается спасти ситуацию мальчик.

Но мама непреклонна:

– Нет, куриный тоже нельзя. Куриный – тоже еда. А тебе сейчас вообще есть нельзя. Совсем, понимаешь?

Мальчик несколько секунд идёт молча, глядя себе под ноги, а потом вдруг обращает к маме полные обиды глаза и срывающимся голосом спрашивает:

– Что – даже борщ?