Фильм Геннадия Сидорова “Старухи” – подделка.

Да, там играют настоящие старухи. Там настоящая полузаброшенная деревня. Но ощущение, что тебе стараются скормить пластмассовый огурец, не покидает на всём протяжении фильма.
Старухи настоящие, но они играют. У них настоящие говоры и акценты, но играют они плохо.

Слишком много линий и типажей.

Линия узбеков – незавуалированная пропаганда интернационализма и толерантности. Пошленько.

Линия дешевого актёришки в парусиновых штанах, спьяну рассуждающего о вечном… Блядь, что он делает ваще в этой деревне? Почему сын первой же умершей бабки оказывается актёром? Это что – самая частая на Руси профессия?

У бабок совершенно разные говоры. В общем, для южной или для сибирской деревни – это нормально, но деревня в фильме кажется типично российской (в южной дома были бы известняковыми, в сибирской просто более ладными, а тут – сараюшки бревенчатые – Россия, прости Господи). Откуда такое разнообразие говоров? (И откуда узбеки на телеге?)

Линия майора и солдата-новобранца, у которого по службе всё путём, да одна беда – майорова жена, – это ваще пиздец, дешевый анекдот на уровне Мони Цацкеса Эфраима Сивелы. Совсем пошло.
Я уж не говорю о том, что избитый ревнивым майором солдат пришёл к бабкам с оружием. Где он, блядь, его взял? Разве только что избитого собственноручно солдата офицер поставил бы в караул или в наряд по оружейке? Разве только если он идиот. Но майор в фильме не кажется идиотом. Нормальный такой русский майор. Долбоёб, как и большинство их, но не идиот. Где солдат взял “орудие”? Понятно где – у сценариста.

При этом в фильме есть несколько невероятно трогательных (и конечно тоже просчитанных чуть ли не на калькуляторе, но тем не менее) моментов.

Поэтому один раз (ну, два) посмотреть можно. Чтобы блевать не по наговору, а лично. И с приятными воспоминаниями.

В общем, фильм неплохой, хотя и отвратительный.