Мир заражён шумом, помехами. Люди уже не могут воспринимать сложную информацию. Им тяжело читать тексты Они читают, но смысл ускользает от них. В самых больных книгах слова просто исчезают после прочтения. Люди не понимают, сколько времени. Им больно от цифр. Шесть. Шесть – это что? Почему эта стрелка напротив этого символа – это шесть? И что это значит?
Дорожные знаки, рекламные щиты, карты – всё искажено, ничего не понятно. Люди понимают уже только самые простые знаки и то не всегда.
Отражения в зеркалах сошли с ума. Они стали злыми, они пугают, люди видят себя в зеркалах страшными, потом перестают себя узнавать.
Шум становится всё сильнее.

Но есть девочка с иммунитетом. У неё что-то в крови. Она может играть в шахматы. Может читать, Спокойно смотрится в зеркало. Ей не нужна доза наркотика, чтобы понимать дорожные знаки.

Но более всего поражают дети. У них нет иммунитета, но они выросли в шуме. Шум – их родная среда. Когда они играют на игровых автоматах, взрослые не могут понять, куда они целятся, что видят на экране… Но дети игшрают. Играют с шумом. Им хорошо.

Так вот, шум Нуна – даже не метафора. Он существует. Он вокруг нас.

Расскажу одну историю.

Метро. Старушка в расширяющейся кверху фиолетовой шапке окружена со всех сторон молодыми и относительно молодыми людьми в наушниках. Она прислушивается, вглядывается в их лица. Потом громко говорит:

– Шу-шу-шу! Шу-шу-шу! Шуршат и шуршат! Шуршат и шуршат!

Не найдя отклика, выискивает глазами вокруг себя человека без наушников и, обращаясь к нему и кивая на девушку в наушниках, повторяет:

– Шу-шу-шу! Шу-шу-шу! Шуршат и шуршат! Шуршат и шуршат!

Ей никто ничего не отвечает. Тогда она героически вскидывает голову и начинает громко петь высоким пронзительным голосом: “Широка страна моя родная! Много в ней лесов, полей и рек…”

Бабушки уже не ориентируются в нашем шуме. Чтобы не потерять связь с реальностью, им нужны просты знаковые ряды – “Широка страна моя родная”.
Но уже и мы не справляемся с потоками шума. Иногда мозг не выдерживает, начинает сопротивляться – он перестаёт складывать пиксели в образы, звуки в слова. ты всё видешь и слышишь, но ничего не понимаешь.

Интересно, что шума нет в лесу, на природе. Но там нет и информации. Для современного человека мир, жизнь – это информация, поэтому в лесу жизни нет. Лес – мёртв для меня, для многих из нас. Бегство на природу невозможно. Жизнь в шуме превращается в ад. мы бежим сложных информационных потоков и абстрактных мыследвижений. Мы перестаём читать книги, мы не играем в шахматы, мы стараемся не пользоваться словами в нерабочее время… Впрочем, об этом я отдельный пост напишу…

Мы не успеваем разбираться в бесконечных потоках рекламы, новостях… Мы так жаждали новой информации постоянно, что поток стал неуправляемым и бессмысленным. Кто эти люди и что это за вещи? Зачем эти буквы?

Но дети растут в шуме. Нет, они его не понимают. То есть, они, как и мы, не вычленяют из шума заложенные в него мессаджи. Они просто живут в шуме и играют не его смыслами, а им самим. Шум обретает собственную ценность. Яркий, разбивающий пространство на нестыкующиеся друг с другом куски шум. Как раньше небо, как раньше ветер, как раньше вода.