1.

Несколько лет назад мы с товарищами торжественно похоронили постмодернизм и стали искать, извините за выражение, новую парадигму. Некоторые нашли. Примечательно, что новые эти самые парадигмы насквозь прошиты либо очень старыми лозунгами – теми самыми, девальвацией которых занимался советско-российский постмодернизм 90-х, или другими, но очень похожими: дореволюционными, западными, новыми российскими, по сути своей ничем от старых не отличающимися. Вообще, все лозунги похожи один на другой – все они ущербны по определению: невозможно ни одну социальную проблему объяснить одним-тремя словами, невозможно и решение её сформулировать в трёх словах. Иные недотеоретики скажут, что за каждым словом лозунга – бездны смысла, контекст, что лозунг – это только вершина айсберга-дискурса… Так вот то-то и оно, что айсберга. Все эти смыслы (sic! именно во множественном числе) сокрыты под тёмною водой, для каждого свои и для постороннего неочевидны. А уж для простого человека, привыкшего слышать ровно то, что ему говорят, и вовсе отсутствуют. Ещё лозунгам свойственно превращаться в иконы (кстати, лозунг – это условно, он может быть и иконическим, т.е. изображением, например – лик Христа, известный трафарет Че Гевары etc.) и противиться критичному себя восприятию. Потому что “как же можно! святое!” Святым или, как минимум, неприкосновенным, у нас становится каждый чих. Сейчас этому способствует ещё и зараза политкорректности. А в последнее время ещё и пресловутый закон по борьбе с экстремизмом. И если над некоторыми иконами советского времени позднесоветский и постсоветский постмодернизм потрудился изрядно, то над новыми иконами ещё трудиться и трудиться… И ладно ещё новыми! Под дудку политкорректности и пообвыкшись с новыми лозунгами мы снова привыкли к лозунгам и иконам как таковым, они перестали резать нам слух и восприниматься как дефолтно лживые. Уже ползут из своих гробов на свет божий и разные давно переваренные и трижды выблеванные универсальные заклинания. А вслед за ними из своего гробика встаёт и постмодернизм: у него опять есть работа – помещать лозунги и иконы в непривычный для них контекст, сталкивать их лбами, показывать людям их пустоту, призывать производителей дискурса говорить с нами не как салтыковский органчик, а словами, не отвечать нам на все вопросы одним словом, но слышать эти вопросы, анализировать их, думать… стараться видеть реальность, в конце концов… Пока есть “святое”, пока за слово могут убить, посадить и т.п., у постмодернизма есть работа.

2.

Когда я учился в школе, среди моих сверстников бытовало убеждение, что Ленина имеют право рисовать только дипломированные художники, потому что, если ты не умеешь рисовать и станешь рисовать Ленина, а у тебя не получится… это страшно даже представить: ПЛОХО НАРИСОВАННЫЙ ЛЕНИН! Кощунство! Вот… Поэтому Саша Абащев, рискнувший не только попытаться срисовать Ленина с гипсового бюста, но и откомментировать вслух своё творение – “О! какая свинья получилась!” – целую неделю считался героем, бросившим вызов неким сверхсущностям.
Сегодня Ленина можно рисовать как угодно. Зато из-за некоторых слов и картинок на тему ислама, христианства или российского чиновничества можно нехило влипнуть. Ну не дурдом ли?

3.

Учителя крайне не поощряли ношение предметов одежды и обуви с англоязычными надписями. Аргумент всегда был один: “Вот, ты носишь эту футболку, а ты знаешь, что на ней написано? Может, на ней написано «Убей русского!»”. Мы, тринадцатилетние пацаны, свято верили, что это вполне может быть: англоязычные враги наверняка выпускают такие майки в диких количествах, а фарцовщики наверняка привозят их в СССР. Но как проверить? В школьном курсе английского языка не было слова “убей”, вместо слова “russian” вполне мог использоваться какой-нибудь варварский сленг, учительница английского слова “убей” тоже не знала, а листать огромный англо-русский словарь… ну, мы пытались. А столь же огромного русско-английского не было… Мы вглядывались в каждую увиденную на одежде англоязычную надпись, пытаясь с помощью медитации установить, не та ли она самая, мы пугали спекулянтов на толкучке, спрашивая: “А у тебя есть майка с надписью «Убей русского!»? Мы хотели эту майку. Понятно, что ни один из нас никого убивать не собирался – все принимавшие участие в поисках сами были русские – мы просто хотели эту майку, нам казалось, что это было бы ужасно по-приколу. Понятно, что можно было найти всё-таки человека, который знает, как написать эту фразу на английском, спиздить на заводе тюбик герметика и сделать такую майку самостоятельно, но нет – нам хотелось настоящую. Кстати, уверен, что, найди мы десяток таких маек и напяль их всем классом на урок физкультуры – было бы нам за это не больше, чем за майки с любой другой нерусской надписью.
Сегодня за такую майку можно и сесть.

4.

Тут в адвёртке недавно проходил конкурс надписей на майках, который я благополучно продинамил. И вот я решил устроить аналогичный конкурс среди себя самого, только не на тему рекламы, а… как бы это сказать… на тему всяких актуальных дискурсов с их вершинными лозунгами и иконами. Никаких шедевров – так, языковые игры…

Небольшое вступление. Точно не знаю, но думаю, что наверняка было время, когда в некоторых, скажем так, реакционных странах за вот такую футболку –

– человек мог огрести неприятностей, но постмодернизм (в т.ч. индустрия рекламы и т.п.) превратил этот образ в пустышку, в ноль, не для всех, но… Попытаемся заставить этот лозунг немножно заиграть, поместив его в более актуальный контекст:

Ещё момент. Вот, скажем, такая футболка –

– вряд ли вызовет (в России по крайней мере) чьё-то возмущение: все знают, что индейцы – это такие персонажи из фильмов и книжек про индейцев, и фраза эта, понятно, оттуда же. То есть, никто не воспримет это как призыв к уничтожению индейцев, потому что это игровой фрагмент игрового дискурса. Это всё равно, что написать: “Хороший марсианин – мёртвый марсианин”.

А вот, скажем, такая футболка –

или такая –

вполне может вызвать недовольство определенных частей населения, но, думаю, не слишком большое: это тоже уже на грани игры, к тому же многие гомосексуалисты уже сами называют себя пидорами, а женщины – блядями. В ЖЖ, кажется, даже сообщество есть, где девочки рассказывают друг другу, почему им нравится называться блядями. Если гомосексуалист придёт в гей-клуб в майке с надписью “Место пидара – у параши”, его товарищи по несчастью, возможно, воспримут это как шутку. Гетеросексуальному мужчине, пришедшему в такой майке на работу (особенно если у него начальник, скажем, окажется из этих самых), может повезти меньше. Но ведь совсем ещё недавно трудно было себе представить и появление человека на работе в майке с надписью “Нахуй никуда ходить не надо, нахуй – это здесь”. А теперь ходят. Я сам видел.

Ладно… Продолжим… Ещё одно известное утверждение в непривычном контексте:

Блин… Нарисовал и сам заморочился: сперва стал думать об исторических судьбах марксизма, потом подумал, что ведь и аниме, и мода на него существуют в соответствии всё с теми же законами диалектики, потом подумал, что эта картинка пришлась бы очень в тему новому сообществу “Гламурный марксизм”, потом подумал, что странно то, что сообщество это создано настоящим марксистом: он ведь тем самым способствует превращению марксистского дискурса в красивую блямбочку, вроде того же трафарета Че… Но – с другой стороны – с помощью моды и игры внедряет в умы “нынешних” марксистский символизм… но опять же! символизм! Иконки… Мда… Две змеи, пожирающие друг друга… Вот, кстати, примета постмодернизма: на первый взгляд, он закольцован и не имеет положительного выхода, вообще никакого не имеет, но это только на первый взгляд…

Христианская тематика. Эти майки отлично подошли бы “православным хоругвеносцам”:

Немного больше макдональдса:

Фраза, кстати, очень удобная: любить можно многое.

Или совсем концептуально:

Ещё немного религии:

Пока искал картинку для предыдущей майки, родилось ещё вот такое, эротично-безобидное:

И вот ещё: советские плакаты “Родина-мать зовёт” и “Ты записался…” уже миллион раз переделали, как бог черепаху, а вот переделок этого плаката я, кажется, не видел:

Про Родину-мать тоже можно по-новому:

А вот политкорректная маечка для морализаторов и ханжей:

Английский сейчас худо-бедно все знают и фразу “Убей русского” никто в английских надписях не ищет. Зато сейчас популярен миф об одежде с китайскими надписями – мол, они там нас обзывают по-всякому, а мы это носим. Если прибавить к этому мифу реальные тенденции в российском образовании, мимо головы не может пройти идея вот такой майки:

Политкорректные варианты:

Столкнём ещё пару-тройку мифов:

Ещё один популярный ныне лозунг:

Модернизированные вариации:

А вот маечка для коммунистов-фанатов телеканала ТНТ (наверняка такие существуют):

Ещё один “тройственный лозунг”, а заодно – художественное объединение противостоящих (ну, считается, что противостоящих) друг другу реалий:

Упоминание рядом числительного “три” и В. Путина напоминает ещё об одной вещи, которая постоянно на слуху:

Как минимум в половине этих футболок сегодня особенно не поразгуливаешь. Думаю, это вполне показатель свободы.
Интернет, конечно, на порядок свободнее “оффлайна”. Скажем, в жж-сообществах “Гламурный фашизм” и “Гитлер_ру” можно сколько угодно постить какие угодно изображения “дедушки” (Гитлера), но многие ли из тех, кто этим активно занимается, осмелятся пройтись по улице вот в такой, например, маечке:

?

А уж со всякими этими новыми законами… (Вообще, я их не читал, если честно, но говорят. Да и по обстановке чувствуется).
Вот, скажем, государство имеет право вывешивать в городе баннеры, сообщающие, что “нелегальная миграция – это неуважение к законам России”. Масло масляное, кстати: всё незаконное – это неуважение к законам… Ага… А вот сторонники ДПНИ, например, имеют право ходить в майках, говорящих о том же самом, но не так запутанно? Думаю, что нет. Я ДПНИ не люблю, но думаю, что право такое у них должно быть. Ну, потому что свобода слова и т.п. На сегодня могу им предложить вот такой “эзопов” вариант:

Конечно, о каких-то победах свободы слова можно будет говорить только тогда, когда по улицам можно будет ходить вот в таких, например, майках –

и никто на них не будет делать стойку, ну, потому что слова – это просто слова. Если в Израиле есть адекватные русскоязычные люди, по-хорошему, именно они должны начать ходить в таких майках. А чтобы сразу не шокировать людей, возбуждающихся на подобные вещи, начать можно вот с таких:

Да, не обойдём вниманием и русских националистов. Вот тишортки для них:

Ох… Ну и напоследок немного бреда без комментариев: