В бумагах писателя Фёдора Абрамова сохранились наброски к автобиографической повести о следователе контрразведки (отдел СМЕРШ). В этих черновиках есть достаточно много моментов, когда следователь-писатель возмущается элементарной безграмотностью сослуживцев и начальства. Когда он исправляет ошибку в протоколе коллеги, тот отрицает это исправление, ссылаясь на то, что полковник его не исправлял, а у него, мол, высшее образование, а у тебя, мол, только три курса университета. Напрасно Абрамов твердил, что Цезарь не выше грамматики. Офицеры вообще придавали грамотности слишком мало значения. Это были суровые годы войны, коммунизма и сталинизма.

Я служил в армии с 1993 по 1996 год. Мирное (относительно) время. Просвещённый (так говорят) конец ХХ века. Блистательный (вне сомнений) Санкт-Петербург. Штаб округа, почти все офицеры могут стучать по клавишам компьютера и писать плакатным пером. Я – чертёжник с одним семестром политеха, двумя с половиной курсами филфака, парой лет заочного обучения религиоведению и сержантской школой в противотанковой батарее за плечами. Я работаю. Ко мне подходит полковник. Он – бывший преподаватель артиллерийской академии, заместитель начальника группы планирования огневого и ядерного поражения, доктор военных наук(!). Он несколько минут стоит за моей спиной, глядя на мою работу, ждёт, пока я повернусь к нему лицом, и выдаёт: “Денис! Ну, ты же третий год служишь… Когда же ты поймёшь, что в армии причастные обороты запятыми не выделяются?!

No comments. Блин…