…отдел СМЕРШ…

“Смерть шпионам!”

Смерть коням… Когда я был пионером, я был обязан “охватывать вниманием зону пионерского действия отряда”. Язык какой… А ведь почти вся страна так говорила… Отряд “Б”-класса “Будённовец” был обязан в своей зоне пионерского действия а) собирать металлолом и макулатуру, б) помогать старикам, в) беседовать с ветеранами Великой Отечественной войны.

И однажды мы с Юрой Козленко и Серёжей Потылицыным пошли беседовать с ветеранами. За полдня мы нашли одного ветерана, согласившегося с нами побеседовать. Ветеран налил нам прозрачного бледного и невыносимо сладкого чаю, разложил на столе медали и стал объяснять, какая за какой город и кто из известных военачальников какую награду вручал.

– А в каких Вы войсках служили? — спросил Серёжа Потылицын.

– СМЕРШ, — сказал ветеран, — Отряд “Смерть шпионам”.

– Вы шпионов ловили? — собрался восхититься я.

– Как ловил… — помялся ветеран, отхлебнул чаю… — Я их арестовывал и расстреливал.

– А Вы в атаку ходили? — спросил вдруг Юра Козленко. Я аж заёрзал на месте: нельзя задавать таких вопросов штабистам, контрразведчикам, планшетистам и проч.: в силу специфики своего рода службы они вряд ли ходили в атаку, вопрос же этот может их смутить, т.к. они прекрасно представляют, что большинство обывателей считают представителей “паркетных” воинских специальностей бездельниками, а хождение в атаку считают чуть ли не единственным образцом воинской доблести.

Ветеран помолчал…

– Да, нет, — сказал он, — В атаку я не ходил… Но на передовой бывал. Иногда бывало — фриц лупит из миномётов, залегли все, пехота на дно окопов уткнулась, а у нас приказ — немедленно арестовать кого-нибудь в передовой траншее. А их там половину убило уже, половину землёй позасыпало… И идём. Мины — жах! жах! А мы идём. И хорошо ещё, если он живой там, шпион… Хоть пойдёт сам… А то один раз мёртвого тащить пришлось… Шпиона…

– А зачем мёртвого шпиона тащить? — не понял я.

– Чтобы начальство видело, что мы его не отпустили и что он не убежал.

– А на слово вам не поверили бы?

– Ребятки, вы что? Это же СМЕРШ! Там никому на слово не верили…

– А зачем шпиону на передовую? Неприятно же под собственными минами погибать…

– Наверное… — сказал ветеран, — От своих помирать хреново… Оно, они, может, и рады были, что мы их оттуда забираем и расстреливаем… Всё не от своих…

– А зачем его под огнём арестовывать? Можно же после боя… Или до…

Ветеран по-ленински прищурился:

– А если он убежит, воспользовавшись суматохой боя? Или нашим станет в спину стрелять?.. А до… До — не знали, наверное…

– И много шпионов было?

– Много…

Ветеран помолчал, отхлебнул чаю и повторил:

– Много…

– И все, это… на передовой? — спросил Юра Козленко.

– Все, — пожал плечами ветеран, — в тылу тоже, наверное, были, но мы ж только на передовой были… По тылам, там другой СМЕРШ работал, свой…