Я умею ощущать и понимать подлинную красоту. И это накладывает на меня определённые… неопределённые обязательства. Сегодня я смотрел старый мультфильм о кошке, которая гуляет сама по себе. Я плакал и содрогался от красоты этого произведения искусства. И я ощутил ответственность перед… не знаю, перед кем, но ощутил ответственность (перед собой?) за то, чтобы сохранить понимание красоты, т.к. красота каким-то непостижимым образом связана с истиной, с подлинной и единственной истиной (я атеист, чёрт побери!), и утеря понимания красоты в угоду всяким грендайзерам и мики-маусам грозит человечеству чем-то ужасным.

Возможно ли понимание красоты при абсолютной демократии?

Быдло приобретает статус Гражданина, но становится ли оно Гражданином?

Можно ли предоставлять права человеку с ленивым сознанием, ведь он возведёт в ранг нормы – не простоту, нет! – глупость, примитивизм, поведение, недостойное и чандалы. Вкусы толпы портятся всё более – оттого что интеллектуальная элита сложила с себя исключительные полномочия определять, что есть вкус, а что есть безвкусица. Толпа получила права, раньше чем стала достойна этих прав. Всеобщая зависимость от денег, от рынка, кассовость как синоним удачности, правильности, успешности и всеобщая включенность в рынок сделали всё, что не совпадает с низменным вкусом толпы, обречённым на смерть или жалкое существование. Что делать в такой ситуации интеллектуальной элите? Сдаться и массовизироваться? Стать “ближе к народу”?