Берега Бога

В свои лет 16 или 17 я много раздумывал о смысле бытия. Был я тогда начинающим теистом, постепенно склонявшимся от ньюэйджевского интегрализма к православию. Соответственно, понятие “смысл бытия” для меня равнялось понятию “причина творения”. И вот где-то в середине десятого класса (тогда это был последний класс, выпускной) я этот смысл сформулировал: “Причина творения – стремление Бога к самопознанию”. То есть, тварный мир и прежде всего человек (да, вот так вот тупо и малодушно) есть инструмент самопознания Божества. Меня так тогда вштырило это “понимание”, что я им даже не гордился – просто был счастлив. И глуп, как всякий обэндорфиненный счастливец. С нежного детства имея представление о бесконечности, я удовлетворился этим куцым ответом и чуть не плакал всякий раз, когда проговаривал его про себя. Ох, шутка ли – ничтожный я нужен для самопознания Бога. Аж мизинцы вздрагивали, честное слово. Не от гордости – от счастья, что вообще нужен в мире, осмыслен. А мог бы и погордиться, на самом деле. Потому что додумался я своим подростковым убожеством не до чего-нибудь, а до ключевого момента вахдат аль-вуджуд – важной такой штуки в мировоззрении суфиев. И это ничего, что ещё в XII веке до неё додумался Ибн Араби. Я ведь тогда о нём ещё слыхом не слыхивал, сам всё сделал, головой.

Собственно, гордиться начал пытаться уже где-то после двадцати, когда про этих самых суфиев в книжках разных прочитал. Прикиньте, тем, что инструмент Бога, был просто счастлив, а тем, что сам придумал то, что до меня в дремучие годы какой-то другой чувак уже придумывал, стал гордиться. Трогательно, правда? Однако гордиться получилось недолго, года три или четыре. Потом я просто, думая однажды в очередной раз эту мысль, вдруг спросил себя: “Ну хорошо, чувак, смысл творения – в самопознании Бога. Мы инструменты Бога и без Него ничто. Мы актуализированы только через Него и Его бытие включает нас и всё прочее как некие проявления. А следовательно говорить о смысле творения вообще не стоит, если не говорить о смысле Бога. Это как смысл носа или ноги: нос, чтобы животное дышало, нога – чтобы стояло и ходило, но зачем само животное? Если творение – инструмент самопознания Божества, то, ну правда, братцы, а Божество – зачем? Не зачем для нас, иначе рекурсия, а вообще зачем? В чём его смысл, основание которого вынесено за пределы отношения Божество-творение?”

В этот момент я отошёл от эйфории, державшей меня несколько лет, и посмотрел вокруг взглядом, не отягощённым радостью веры. И стало легко.

Нет, понятно, что можно наворотить ещё много “смыслов”. Но в теоцентрической картине мира все они упираются в Бога как в нечто граничное, крайнее. И каждый раз вопрос “а Сам Бог-то зачем?” прорывается сквозь эту границу и уходит в пустоту. В непустую пустоту, в хаос возможностей и предположений, имеющих лишь одно общее на всех – отрицание граничности “Бога”, уход за мнимую “Первопричину” и серьёзное сомнение в Первопричине как вообще чём-то необходимом.

Можно даже допустить, что существует некая мощнейшая, величайшая, трансцендентная осязаемому и познаваемому нами (в т.ч. с помощью приборов и вычислений) кластеру материи сущность, создавшая видимую (не только глазом, но в принципе) вселенную и нас с вами с целью самопознания или с любой другой. Но если о ней, об этой сущности, можно спросить “а она-то зачем?”, то она не Бог. Независимо от ответа или его отсутствия. Сам по себе этот вопрос отрицает саму возможность Бога. В минуты помутнений рассудка (от водки, к примеру, или от горя) об этом можно жалеть, можно страстно желать, чтобы не так, чтобы Бог. Но в вечность спокойствия от этого хорошо. Потому что можно просто быть. Потому что вопрос “зачем?” отрицает не только Бога, но и Смысл. Локальные смыслы есть. Дёрнуть за верёвочку, чтобы открыть дверь и съесть бабушку. Но при взгляде на эту ситуацию из-за пределов Вселенной она бессмысленна. Она просто есть. И это легко.

Есть такие, что говорят: “Так и Бог просто есть. Зачем спрашивать, зачем он? Греховно”. Или даже по поводу глагола “есть” сомневаются. Говорят: “Просто Бог. Он непознаваем и запределен. Ему не нужен смысл”.

Друзья мои, если он “просто есть” или “просто Бог”, если про него не надо задавать вопрос о смысле, то исключительно лишь потому, что и я просто есть, и кролики, и планеты. Механизм вопроса о смысле творения и смысле Бога один. И, либо мы его задаём, либо же нет. В обоих случаях между творением и тем, что называют Богом, стоит знак равенства. В том смысле, что ни то, ни другое не является Абсолютом, Краем Причин. Так что, как ни забавно, но шутка Дилэни о сверхсуществе, способном создавать вселенные и населять их разумными существами, созданными по его образу и подобию, но не являющемся при этом Богом, глубже и вернее, чем наверняка думал сам автор. Сам факт Бытия, само Бытие, сам факт возможности существования факта, возможности и существования, вот это вот всё, простите, отрицает Бога. Даже если наш мир тварен и есть творец, пусть даже и являющийся личностью. Он ничем принципиально не отличен от любого из нас. Или от кролика. Это не плохо и не хорошо. Это просто так.

Персоналисты часто презрительно зовут пантеистов-имперсоналистов атеистами. Что же до слов и интонаций, приберегаемых ими для собственно атеистов, тут, бывает, играет радуга от жалости до ненависти. Думаю, эмоции так не терзали бы их, если бы они понимали, что никого, кроме атеистов, в мире не существует, а в религиозных распрях вселенского смысла меньше, чем в кирпиче. Локальные смыслы всяк волен выбирать по вкусу, других же и не бывает.

Да, вкусы у большинства, к сожалению, таковы, что кому-то кисло, горько и вяжет. Многим кисло и горько, что там… И тут можно плеваться, можно воспитывать в себе привычку, можно искать соусы – тысячи вариантов. Можно искать единомыслия с другом, с соседом, с неким воображаемым чуваком, который будто бы создал наш мир. Но надо понимать, что даже если он есть, даже он клёвый чувак и имеет, как это сейчас говорят, громадный ресурс, его вкус – это только вкус – как у соседа, мамы, кролика, короля Норвегии или Максима Кононенко, к примеру. И в плане локальных смыслов и повседневного бытия вкусы мамы и соседа важнее. Хотя бы потому, что мама и сосед точно существуют, а об их вкусах можно получить более или менее правдоподобную информацию, даже если они косноязычны, глупы и сами толком не знают, чего хотят. А воображаемые вкусы этого вашего воображаемого творца, который не Бог, люди настолько по-разному себе воображают, что войны из-за них устраивают. Хотя чаще всё-таки не из-за них, а из-за профита, а ими, придуманными, прикрываются. Честнее забить. И пусть вы инструмент. Скажите себе: “Я молоток”. И забейте, живите с лёгкостью.

Прекрасный стрип с котиками взят отсюда:
http://masacrar.deviantart.com/gallery/26348900

5 Comments

  1. А зачем искать истину в изначально “червивой” идее Бога-личности авраамических религий, когда есть буддизм ?

    Почему существует сознание и вообще мир ? А почему существуют флюктуации вакуума ? Потому что могут.

  2. Денис Яцутко

    July 15, 2012 at 2:39 pm

    Ну, во-первых, потому что в юности трудно, почти невозможно не быть круглым идиотом, а во-вторых, авраамический бог-ревнивец далёк от Абсолюта. Так, фигня – Иалдабаоф, создавший всё таким, какое оно есть. Никогда всерьёз не воспринимал этого бога. Ветхий Завет полон примитивного язычества – от неуклюжих конкретизаций (Бог Авраама, Исаака и Иакова) до открытого политеизма, скрываемого традиционными переводами (“Когда он поднимается, трепещут боги” – это о левиафане у Иова), и совершенно недостойных игрищ с сатаной (тот же Иов). Я никогда не принимал личного Бога по букве авраамических писаний. Мне всегда ближе была концепция Брахмана как чего-то, актуализирующего Бытие в Атмане как в среде. И я представлял его личность как нечто бесконечно далёкое от привычного представления о личности человека. То есть, личность Брахмана виделась мне как способность, а вернее даже как возможность проявить в изначальном недвижном и неактуализированном хаосе Нечто – массу, протяжённость, изменчивость. Идиотизм был в том, что я с большой вероятностью допускал наличие у этой возможности некоего предначального самоосознания, а также не думал, о возможности существования как чего-то большего, чем среда вселенной и сила, её актуализирующая, так и, грубо говоря, других Атманов и других Брахманов для других вселенных или иных видов бытия, и о том, что все они вместе тоже являются неким бытием, и что матрёшке этой может не быть конца, и что когда восточные мистики говорили об Анарва Адити – безграничной вселенной, они имели в виду далеко не только безграничную пространственную протяжённость. Вопрос существования чувака, показавшего Аврааму зад, никогда всерьёз меня не занимал. Создал кто-то Землю или она уплотнилась из облака космического газа – какая разница? Я вот создал несколько сайтов, одну повесть и однажды сколотил стол – я ведь не Бог. Здесь то же самое. В очень отдельных местах Ветхого Завета и – уже несколько более – в Новом Завете мне виделись прорывы куда-то дальше, глубже. Но я никогда ни на секунду не сомневался, что Бог Христа (и даже, может быть, Бог Давида) с одной стороны и бог Авраама, Исаака и Иакова с другой – это разные сущности, а обратное утверждение – привычная полуложь ради обретения традиции, без которой ни одна идея не укрепилась бы среди черни и аристократии. Причём эта традиция давно уже тяготит христианские дискурсы, но они так прочно в ней укоренились, что без неё уже никак. Поэтому, если бы бог Авраама существовал, это был бы просто такой чувак. В какой-то фантастической книжке какой-то один языческий бог, кажется Калкин, спрашивает у какого-то другого языческого бога: “Как думаешь, Бог существует?” Мне кажется, что бог Авраама, если бы он существовал, мог бы задаваться тем же вопросом. Открытием же в результате моих юношеских поисков стало понимание, что, грубо говоря, Брахман, если бы он существовал и был способен задавать вопросы, тоже мог бы задать этот вопрос. И так без конца.

  3. Денис Яцутко

    July 15, 2012 at 3:28 pm

    А вообще, как известно, бога зовут Дейв, он работает охранником и не слишком умён.

  4. Смешно пытаться рассуждать об абсолюте, используя формальную логику. Слишком вы зациклены на умственных построениях, съешьте лучше этих свежих питерских грибов да выпейте аяваски.

  5. Денис Яцутко

    October 3, 2012 at 12:57 am

    FunT, в иррациональном, по моему глубокому убеждению, нет никакого смысла.

Leave a Reply

© 2017 Гиперканцелярия Дениса Яцутко

Theme by Anders NorenUp ↑

.