Когда я писал “Трагедию экстатического ребенка”, я долго думал о возможности нахождения выхода из круга воспроизводства нормальных безмозглых дебилов, составляющих абсолютное большинство российского общества. Иногда я думал вслух. В результате за прошлую неделю мне дважды говорили, что возноситься над людьми – самообман, что презирать – грех, определять другого как дебила, идиота, тупого скота – не имею права, что надо всех любить или, как минимум, уважать. Господа, блин, не надо: я всё это слышал уже много раз ещё не в этой жизни. Или мы смотрим правде в глаза и в глаза же её говорим, или мы добровольно причисляем себя к стаду тупых скотов и не претендуем на хотя бы сотую долю секунды самого минимального уважения со стороны тех, кто ещё не массовизировался.

Массовизация достигла страшных масштабов. Пришло Время Последнего Человека. То время (illo tempus, блин), когда Ортега-и-Гассет писал о феномене массовизации, с глубины сегодняшнего погружения видится временем исполнения ведических законов, эпохой дифференцированной деятельности плебса, жрецов и аристократии. Теперь же массовизация произошла. Чандала поднял маленький перхотный чугунок неправильной формы, заменяющий ему голову, и заявил о своих правах на всё и всегда. Обидно, что многие казавшиеся до того вполне достойными брамины быстренько вытерли чандале сопли, повязали на него галстух и выдали ему брахманский шнурок о высшем юридическом образовании.

Ведь чем чандала отличается от брахмана? Чандала – это брахман наизнанку: снаружи у него говно, а всё благопристойное у него случается глубоко внутри, но не задерживается надолго – совершенно не усваиваясь, высирается в укромных местах в виде особо вонючей гадости.

Пока чандалы сидели в своих чандальих углах, они не слишком-то беспокоили своей вонью, но сегодняшний день – день, когда все исконные жреческие территории оккупированы смрадными чандальскими ордами. Вырождающиеся интеллигентишки, стесняющиеся признать себя хранителями Вед, но считающие себя слугами народа (не в смысле СЛУЖЕНИЯ, но в смысле УСЛУЖЕНИЯ), а народом – всё, хоть сколько-нибудь двуногое, подобострастно посасывают чандальские гениталии и всеми силами способствуют самоуничтожению и проповедуют под маской эгалитарности энтропию.

Некоторым уже кажется, что я сейчас начну проповедовать традиционализм в духе Дугина, “возрождение духовности” и прочее религиозно-мистическое говно. Хуй. С современным вирусом глупо бороться прокисшими препаратами в ржавых шприцах. Всё их ебучее старообрядчество вместе с исламом и прочей кришнаитской хуйнёй сегодня вредно и играет на руку врагу – дебилу из массы: пока ты ставишь Богу в зад свечку за каким-нибудь хером, дебил продвигается вглубь твоей территории, а неоперенный ещё юноша затягивается потоком массовизации. Сегодняшнего Бога (вместе с магией и мистикой) придумали враги, чтобы отвлечь тебя от борьбы. Евреев и “еврейский вопрос” тоже придумали враги. Нет никаких евреев. Хуйня это всё. Актуальна только одна оппозиция, включающая с одной стороны грязный скот, прущий в твой замок под предводительством мутировавших ренегатов-бывших жрецов, а с другой стороны – небольшой отряд Сопротивления. Ты можешь быть или в стаде, или на стенах замка. Если ты, вместо того чтобы метать копья во врага, бормочешь заклинания, молишься или выискиваешь “еврейскую кровь” у имярек, – ты враг и подлежишь уничтожению.

Детёнышей у скота необходимо отбирать и воспитывать в труде и мышлении. Сегодняшняя средняя школа не выполняет этой миссии даже частично. Школу уже оккупировали козлы. Высшую школу тоже уже оккупировали козлы. Отдельные очаги сопротивления в вузах ещё существуют, но дебилы уже лезут через край и заполняют собой и послевысшее образование. Средний сегодняшний аспирант ничем не отличается от вчерашнего среднего пэтэушника. Школу мы ещё отвоюем, а сегодня действуй локально, отбирай у массы того, кто доступен тебе, кто рядом. Видишь, что брат твой читает гороскоп в газете – ебани его с ноги так, чтобы неделю не встал. Но (!) не забудь объяснить, зачем это сделал, и принести ему в больницу томик Камю или Сартра. Видишь, что сестра твоя слушает блеяние мерзотной рожи Киркорова, заставь её слушать Прокофьева или хотя бы читать Соснору. Чувствуешь, что тебе нечем заняться – пиздуй читать “Точку” немедленно, Мисиму или справочник по механике. Ощущаешь, что вливаешься в массу, – отбери себя у неё, смастери табуретку, выучи “Левый марш”, научись обходиться без понятий “добро” и “зло”.

И никакой монархии, никакого Гитлера/Сталина, никакой “твёрдой руки” и т.п. Нам эти болезненные фрейдизмы нахуй не всрались. Фашизм/сталинизм – нездоровое проявление комплекса кастрации. Совершеннейшая анархия – вот единственная приемлемая для умного человека форма общественного устройства. Но гражданами анархии могут быть только очень умные и трезвоздравомыслящие люди, интеллектуалы, вырвавшиеся за пределы тотальных мифов.

Вспомнилось сразу две цитаты: 1) “Философствование – пробивание головой крыши одного мифа, чтобы сразу оказаться в подвале другого”, 2) “Так и бьёмся головой об лёд… Кто-то сверху ломом, а мы снизу головой. Причём именно в этом месте…”.

Пробившись сквозь крышу мифа (мира?), можно улететь сразу к следующему ярусу и биться головой уже о новую крышу. Это путь Будды. Путь Бодисатвы – взять лом и расширять проделанный собственной головой проход. У идущих следом при этом может возникнуть впечатление, что ты метишь ломом в их головы, что ты приземляешь их, не давая взлететь… “Чтоб лотос цвел, ему нужна вода,” – ответил учитель и ударил ученика палкой по голове. Палкой по голове. Палкой по голове. Каждый новый уровень мифа требует всё более крепкого разума, а потому, удары ломом по черепу прежнего мифа не только помогают сильным выбраться, но и отсеивают слабых. Это чистка рядов. И надо быть всегда готовым к тому лому, который поджидает тебя над крышей каждого нового яруса. Стань рыбой-молотом и усвой, что в ситуации преодоления мифа удар ломом по голове и протянутая дружеская рука – это одно и то же. Если же ты не видишь в протянутой руке лома, отгрызи её и засунь в задницу протянувшему: это обманка, Будда без лома – что жук без лапок. И оставь мертвым хоронить своих мертвых. Говори только с живыми. Всякий, кто надеется на вечную жизнь после смерти, – уже мёртв для жизни. Вся его жизнь – похоронный ритуал. Не говори с ним – ебошь его ломом: если разложение ещё не фатально, вышибешь дурь и заставишь думать, если же все его мысли уже в христовой Голоке, а тут остался лишь труп тела, удар отшвырнет его подальше от сферы твоих интересов и расчистит окрестности отверстия от зловонного влияния чуждой идеологии.

Ещё. Изучай веды, но не воспроизводи их. Ты свет мира, а не кнопка F5. Знай традицию, но не придерживайся её и не отрицай её, но ИСПОЛЬЗУЙ её, как ты используешь рожок для обуви или зубную щетку. Примотай связку традиций к своему лому и так утяжели его, но не приматывай традиций к себе самому, ибо это утяжелит тебя и помешает лететь к крыше нового яруса.

И т.п. Ебать, как понесло. Прямо проповедь доктора Геббельса на свидетельском воскресении комсомольцев седьмого дня. Ну, один хрен, всё правильно сказал. Перечитайте ещё два раза.