нью-бусидо

ключевые слова: дети, драка, мальчики, девочки, бить, бороться, правила, кодекс

Когда я был совсем маленьким и посещал детский сад, я застал ещё тот неписанный кодекс силового решения противоречий, по которому бить вообще считалось нехорошо, а следовало бороться. Побеждённым считался тот, чья спина первой касалась пола. При этом даже подножка считалась приёмом запретным и осуждалась, хотя изредка и применялась. Осуждение подножки, впрочем, не шло ни в какое сравнение с той волной всеобщего гнева, которую вызывал удар. Даже на подножку решался не каждый, а уж ударить мог только конченый хулиган. Понятно, что боролись только мальчики. Девочки иногда царапались, но мальчик не мог в ответ царапать девочку и уж тем более не мог с ней бороться, – такое даже в голову никому не могло придти. Зато ему позволялось больно дёрнуть её за косичку.

В начальной школе уже начались драки. Драки были настоящими – с кулаками и использованием подручных предметов. Впрочем, использующие в драках садово-огородный и уборочный инвентарь, а так же доски – считались психами и, хоть и не осуждались, но и не поощрялись. Удары ногами, удары ниже пояса и удары в спину были запрещены. Самым страшным преступлением считался удар в висок; в случае даже случайного лёгкого попадания по этому запретному месту драка немедленно прекращалась, "пострадавший" отправлялся домой в сопровождении наблюдателя, а на "виновного" обрушивался град упрёков: было в ходу очень сильное поверье, согласно которому даже очень слабым ударом в висок человека можно убить. Мальчики дрались только с мальчиками. Девочки иногда дрались между собой, но как-то очень беспорядочно и бестолково. Мальчикам девочек бить было нельзя.

Кстати, обмен сериями ударов по голове книжками или портфелями с книжками дракой не считались и допускались в том числе и между полами, т.е. мальчик мог запросто садануть девочку по голове портфелем с книжками и получить ответ тем же образом. Такие удары вообще не считались ударами и не воспринимались всерьёз – это было так, развлечение на переменке.

Поджопник, т.е. удар ногой по жопе, тоже не считался ударом вообще и ударом ногой в частности, а относился скорее к разряду оскорблений или даже шуток. Поджопники были допустимы только среди мальчиков.

Начиная, примерно, с четвёртого класса, драки стали событиями. На драку вызывали как на дуэль, на неё собирались зрители, добровольные секунданты проверяли, нет ли в кулаках у противников камней или свинчаток (некоторые при этом, наоборот, старались незаметно вложить свинчатку в кулак того из дерущихся, кому сочувствовали, впрочем, проверки секундантов противной стороны в большинстве случаев сводили эти старания на нет), выясняли у собирающихся драться или же объявляли своей властью, "до чего дерёмся"; вариантов было три: до первой крови, до первых слёз, до нокаута (самый крутой). Драка могла быть остановлена, если один из дерущихся произносил фразу "прошу пощады" или демонстративно ложился и говорил: "Лежачего не бьют". После этого его больше нельзя было бить, но такой проигрыш был позорным, проиграть нокаутом было куда более почётно. Для выигравшего любой из этих четырёх вариантов был одинаково почётен: выиграл честно. Иногда в драках использовались деревянные кастеты в виде довольно толстой рукояти с насечкой, чтобы удобнее было держать, и двумя утолщениями по краям – тупым приплюснутым шаром на одном конце и треугольной призмой со слегка скруглёнными гранями на другом. Почему-то считалось особенно круто, если такой кастет был вырезан из дуба или из груши. В случае использования такого оружия, бить можно было только по корпусу и по рукам; ударив этой хренью по голове, можно было огрести потом от всего класса, причём ногами. Удары ногами в драках были запрещены, но тут речь шла уже не о драке, а коллективном наказании нарушителя.

Когда на базах отдыха в курортных городах стали появляться первые видеосалоны (кажется, ~6-ой класс), в которых стали крутить американские и гонконгские боевики, под влиянием из всех искусств для нас важнейшего в драках стали часто использовать ноги. Удары по яйцам тоже перестали восприниматься как преступление. Пропали вообще любые запреты. Бить теперь можно было как угодно и чем угодно. Иногда избиение продолжалось и когда противник уже был нокаутирован – победитель продолжал долго пинать его ногами или просто топтался по нему, стараясь оставить на его одежде побольше своих следов. Почти все стали носить с собой нунчаки, цепи и цепы (цепа), но я ни разу не видел, чтобы кто-то хоть раз использовал их в драке: боялись покалечить сами себя. Самому мне лишь раз довелось использовать свою цепь со звеньями из стали в палец толщиной и заваренными наглухо соединениями против стаи собак из гаражного кооператива, которая набросилась на меня, когда я, никого не трогая, спокойно гулял мимо в противогазе ГП-4у. Противогаз я после того случая положил в подвал и больше никогда не доставал, а цепь выбросил: я в тот раз оторвал ею одной собаке переднюю лапу и понял, что, пожалуй, против людей её лучше не использовать… Вот… Девочек, кстати, по-прежнему бить было нельзя… ну, разве что – книжкой по голове. Портфелем, вот, уже тоже было нельзя. Зато теперь их считалось нормальным колоть на уроках иголкой в попу. Некоторые девочки получали уколов по 20-30 за урок. Самые красивые, разумеется.

В седьмом, если я правильно помню, классе стали иногда использовать ножи, но, в основном, только чтобы пугать или чтобы перед дракой демонстративно выкладывать их на землю – мол, мы, типа, такие крутые, что и порезать ("пописáть") можем, но именно сейчас, типа, будем драться честно

После восьмого класса я ушёл в другую школу, в маткласс. Здесь уже не дрались. Т.е., было у меня за 9-10 классы две, кажется, драки, одна с тремя придурками-аборигенами новой школы и одна массовая, когда мы с группой товарищей попёрлись на танцевальный вечер в чужую школу и пользовались там успехом у туземных девочек, что, конечно, не понравилось туземным мальчикам, но тут уже, понятно, никаких правил…

Потом мне самому драться вообще приходилось очень редко и почти исключительно в состоянии клинически потустороннего алкогольного опьянения, а всяких по каким-либо причинам дерущихся людей и тем более детей у меня в поле зрения не было очень долго, и есть ли сейчас вокруг этого какие-нибудь кодексы, ритуалы, мифы и правила, я не знал, а тут, вдруг, на днях увидел на улице такую сцену: стоят друг напротив друга две группки хорошо и чисто одетых и причёсанных детей/подростков лет 12-13-ти, демонстрируя всячески враждебную группа к группе настроенность, в каждой группке человек по пять-семь, причём в обеих есть и мальчики, и девочки, между ними стоит, разведя руки в стороны ещё один мальчик и громко говорит: "Значит так, драться честно: по лицу бить только пацанов, между ног – только девчонок…"

Как, чёрт возьми, всё изменилось в этом мире… Мда…