песнь означаемого

ключевые слова: язык, поэзия, знак, референт, означаемое, особенности, истина

Читая Мишеля Уэльбека, наткнулся на презамечательнейшую цитату из Жана Коэна: Поэзия – это песнь означаемого. Отличная дефиниция. Понятно, она сама поэтична, её можно оспорить с точки зрения логики и терминологии, но в том-то и дело, что логика не живёт в реальном мире. Поэзия – за гранью необходимого и достаточного, самим фактом своего бытия она ставит под сомнение привычную структуру знака, ибо в её звучании прорывается само означаемое. Песнь означаемого – онтофания, убещур, щупальца сущего. Уж не знаю, Коэн или сам Уэльбек говорит, что вся вывернутость поэзии – из желания максимально отдалиться от языка как системы знаков. В поэтической лжи, туманности, в метонимическом смешении, в отвлечении внимания на то, что, казалось бы, не связано со смыслом, со значением произносимого текста, рецепторы нащупывают твёрдую основу Того-Что-На-Самом-Деле. И это прикосновение – важней и сильнее многого. Коснувшись сущего, скользнув краем мозга по означаемому, очень болезненно после воспринимаешь суррогат поэтического: когда этикетка обещает тебе пронзительность истины, а внутри оказывается пресная жвачка… разные возникают желания… разные возникают желания… разные возникают желания…

Да. Прорыв сущего – это удача, часто случайность, стихийный выброс из недр серого языка. Есть ли надежда понять поэзию, а точнее – освоить её и, подобно драконам, начать говорить словами истинной речи?

Не ленитесь, поэты. Делайте, как завещано: ведите подробные дневники своего духа и делайте это со всей тщательностью, со всем смыслом и полным его отсутствием! Ваша работа нужна вашей цивилизации. Пошевеливайтесь! Не спать! Работать! Работать! Работать!