CategoryЗаметки из кельи

Листок 006

выбрось портрет президента

ключевые слова: уроды, быдло, чиновники, президент, губернатор, начальник, мэр, лизоблюдство, подхалимаж, государство, сакральность

В фойе нашей библиотеки висит уродливый календарь с большим портретом губернатора. Губернатор и сам не красавец, но календарь ещё и безвкусен, как клип чего-нибудь киркорого1. Похожие календари висят ещё в нескольких кабинетах и отделах обслуживания. Наш отдел мы отстояли. Вместо чиновных рож у нас висят всякие фотоработы одной из наших сотрудниц. Некоторые сослуживцы и сослуживицы удивлялись: "Ой, а вы не хотите у себя нашего губернатора вешать? Ой, а мы его так любим… Он нам всё делает…" Да, а мы, вот, не хотим… Мне просто западло этот фейс чандальский вблизи себя созерцать. Да, и не в этом, собственно, дело, но в том, что я вижу нечто очень неприятное, что-то такое противненькое и мелочно мерзкое в портретах начальников за спинами и перед глазами чиновников и служащих государства и сотрудников корпораций. Есть в этом сразу от идолотворения, от подхалимства самого низкого свойства и от продажности (мол, я тебе, типа, рекламу и уважение, а ты мне тоже чего-нибудь за это). От выполненных в разных техниках портретов работающего в настоящее время президентом государства РФ гражданина Путина, которыми кишат прилавки ЦУМа и прочих сельпо, уже просто тошнит. А уж когда, например, у директора школы на стене висит портрет какого-нибудь местного мелкого чиновника от образования, вообще трудно сдержать порывы рвоты: видели бы вы эти рожи…

А вот ещё выборы… У нас тут днесь мэра выбирали… Весь город заклеили портретами кандидатов. Я понимаю, когда, допустим, висит программа, биография, а при этом всём – небольшой портрет: врага надо знать в лицо, – но ведь как делают: рожи в самых разных ракурсах с уродскими улыбочками, на разных фонах, в разных позах… бля, ну мы же не фотомодель года выбираем и не поп-звезду. И на всех выборах так – куча ракурсов этих плохих актёров (такое ощущение, что они хотят нравиться нам своей внешностью и забывают, что среди избирателей не все женщины, а большинство мужчин – люди нормальной сексуальной ориентации… да и не всякой женщине понравятся эти лживые сальные глазки) и пара глупых лозунгов, рассчитанных на дебилов или на скользящий взгляд человека, которому не до этого, который занят… Отвратительно это всё.

Короче, надо действовать так: если в пределах досягаемости есть портрет президента, губернатора, мэра, министра, начальника и пр., его надо выбросить на помойку. Не надо их размалёвывать маркерами, показательно сжигать или ещё как-то привлекать к ним внимание. Незачем придавать этой макулатуре (металлолому в некоторых случаях) много не присущего ей значения – надо просто выбросить и всё, и больше не вешать (не ставить).

Вот.

примечания

1 киркорое – пошлое, безвкусное, плохого качества, связанное с низкопробной эстрадной коммерческой деятельностью. Слово образовано от фамилии одного из наиболее пошлых и безвкусных деятелей российской эстрадной коммерции конца XX – нач. XXI столетия.

Листок 005

почему я не люблю нлп

ключевые слова: нлп, технология, методика, манипуляция, интеллектуальные, бизнес, покупатель, убогое

Итак, почему я не люблю НЛП и сходные с ним популярные течения и методики.

Всё очень просто. Люди – слишком разные и сложные существа, а отношения между ними слишком многообразны, как и количество ситуаций, возникающих при взаимодействии людей друг с другом и окружающим миром. Безусловно, есть множество общих черт и закономерностей, позволяющих вырабатывать какие-то более или менее универсальные манипулятивные методики, но практическое применение любой подобной методики всё равно непременно требует наличия ума, наблюдательности, живого умения адаптировать идеальные положения учения к действительности, а главное – понимания степени необходимости применения или не-применения в каждой конкретной ситуации моментов той или иной манипулятивной методики.

Разумеется, что человек умный, умеющий самостоятельно мыслить, никогда не примет чью-то чужую более или менее универсальную интеллектуальную методику, технологию, учение полностью, некритично: его ситуации, пусть в нюансах, но отличаются; у него иные цели; у него есть собственные наблюдения и обобщения, свои методики и технологии, которые ему ближе и понятнее; он знаком с другими методиками, технологиями, учениями, которые не хуже; он просто привык всё критично оценивать; он знает, что "есть многое на свете"; он, может быть, лучше или иначе знаком с некоторыми использованными авторами методики реалиями; да мало ли. Человек сколько-нибудь глубокий и разумный редко причисляет себя к какому-нибудь явно очерченному гранфаллону, а если и вешает на себя какой ярлык, то с тысячей оговорок и уточнений. Его личные методики и технологии прежде всего именно его личные. Безусловно, он использует и множество чужих наработок, но – творчески. Об этих чужих наработках он знает, потому что понимает необходимость работать с информацией, привык использовать достижения текстовой культуры, а когда ему нужны ответы на какие-то вопросы, интересуется уже существующим, описанным и обобщённым опытом других людей. Он живёт интеллектуальной жизнью и уже в силу этого часто контактирует с результатами чужой интеллектуальной жизни. Он, конечно, может попытаться обобщить и описать собственный опыт и так сделать его пищей для творческой работы других, чужих интеллектов…

Но иногда такой опыт пытаются сделать модным товаром, а наименование технологии – популярным брендом, т.е. перевести интеллектуальную методику в коммерческую сферу, сферу "бизнеса", превратить её в источник постоянных растущих доходов. Как правило, интеллектуальной среды для этого не хватает и методику начинают широко рекламировать, привлекая любого потенциального покупателя, т.е. того, из кого можно вытянуть деньги и кто в обычной своей жизни никогда бы навязываемыми ему рекламой вопросами не заинтересовался. Привлекая огромное количество неподготовленных, не имеющих привычки мыслить людей, пустившие интеллектуальную методику в коммерцию делают её модной в профанной среде, т.е. перемещают, сдвигают дискурс своей методики в область профанного, бытового дискурса, привлекая к действиям и речам определённого рода тех, кто к этим речам и действиям неспособен, обманывая, что, мол, можно культуру, образование и физиологию заменить, восполнить методикой, технологией, понимаемыми в этой среде как выполненине чётких пошаговых инструкций. Надо ли объяснять, что многообразие мира не укладывается в инструкции, а повёдшиеся профаны выглядят убого и в глазах интеллектуалов, и в глазах того большинства не-интеллектуалов, что не повелись. Но уже именно они продуцируют, развивают брендовый дискурс – под тем же именем. Вскоре это имя ассоциируется уже исключительно с убожеством, даже если в начале так не было, и, что особенно важно, убожеством уже является большая часть всего, что за этим именем скрыто.

НЛП – именно таково, коммерческая лавочка для неполноценных, желающих быть богами. Вы посмотрите, среди кого оно популярно… "Пикаперы", т.е. глупые прыщавые подростки или другие неудачники, озабоченные скоротечным сексуальным соблазнением "по науке" (читай "по инструкции", своих нет ни кожи, ни рожи, ни мозга), несчастные адепты "сетевого маркетинга", мелкие менеджеры-карьеристы с маленькими квадратными головами и в застиранных белых сорочках, горе-"психологи" без образования, устраивающие для всех желающих платные семинары, типа "НЛП-рисование пейзажа для всех"… Воплощенное убожество, обман, воровство.

Чудес не бывает. Продающий чудеса – жулик. Я не люблю жуликов.

PS. В ЖЖ было довольно яркое обсуждение этой заметки.

Листок 004

не вставай, когда играет гимн

ключевые слова: гимн, государство, символ, уважение, резистентность, субъекта

Некоторые "коммунисты" не вставали, когда играл гимн, созданный на основе "Славься, славься, Русь". В знак протеста. Когда вернули прежнюю, советскую, музыку, они стали вставать. Теперь не встают некоторые бешеные "демократы". В знак протеста против коммунистов. Некоторые же не вставали ни тогда, ни теперь, потому что хотят, чтобы вернули "Боже, Царя храни!"… Тогда они будут вставать.

Я считаю, что всё это глупости. Совершенно незачем реагировать каким-то определённым изменением положения тела на какой-то набор звуков, не являющийся сигналом о пище, опасности или сексуальном партнёре. Грубо говоря, если вы не встанете, услышав гимн или ещё какую-нибудь летку-еньку, никто не умрёт. Ничего не случится страшного, если вы под гимн станцуете, всхрапнёте или поговорите о чём-нибудь с кем-нибудь.

  

Если кто-то скажет, что вставание под гимн – это дань уважения символу государства, и решит, что это достаточное возражение моему призыву, он ошибётся. Напротив! Это будет лишним словом за то, чтобы не реагировать на гимн вставанием. Государство – узурпатор прав личности, враг общества. По крайней мере, государство, требующее уважения к своим картонным символам. Я вообще против государства, но государство, которое требует вставать под свой гимн, которое кичится тем, что оно государство, я особенно отказываюсь уважать. Я согласен уважать только такое государство, которое тихо сидит в скромном кабинете со скромной информативной вывеской и работает. Я согласен уважать только государство, которое абсолютно не отвлекается на символическую поебень, в котором государственные мужи – это просто специалисты по управлению и планированию, занимающиеся своим прямым делом, как своей работой занимаются инженеры, дворники, системные администраторы etc. У такого государства не будет ни гимна, ни флага, ни герба, а если и будут, то только по привычке, их можно будет при желании найти в энциклопедии или в учебнике, но они ничего не будут значить, особенно ничего сакрального, символического. Никаких ритуалов у этого государства тоже не будет.

Т.е., конечно, если ноги затекли и просто хочется встать, не следует заставлять себя сидеть. Важно, чтобы это не было связано с символикой и ритуалами государства. Хочу – сижу, хочу – стою. Это же касается гимнов корпораций, поднятий всяких флагов и т.п. Отменить все обязательные воинские ритуалы с целованием знамён. Целовать цветную тряпочку или стоять навытяжку, пока тряпочку на верёвочке тянут вдоль шеста… Абсолютно идиотские действия. Отменить воинскую присягу: все мы понимаем, что любая клятва – это только слова, и ничто не может помешать человеку её, при необходимости, нарушить. Совершенно бессмысленный ритуал. Можно заключать контракт, в котором оговаривать возмездность как выполнения, так и невыполнения его конкретных пунктов. Без всяких пустых высокопарных словечек, типа "родина", "предательство", "товарищи"…

Государство во всех его проявлениях следует десакрализовать. Хорошо бы СМИ стали игнорировать торжественные части всяких государственных, окологосударственных и корпоративных мероприятий. Т.е., не упоминать вообще ни об инаугурациях, ни о всяких почётных караулах и подъёмах знамён, ни о перерезаниях ленточек… Только о деле. Глядишь, постепенно, заметив, что на них никто не смотрит, эти товарищи и перестанут время и деньги на хуйню тратить.

Заебали рюшечки, короче. Не за это им деньги платят.

Листок 003

родина, ты меня любишь?

ключевые слова: россия, выборы, патриотизм, родина, чиновники, избиратель, общество

Двое мужчин, по виду – ИТР, едут в городском автобусе, разговаривают. Один говорит другому:

– Я стараюсь жить сам. То есть, они пусть сами по себе, а я сам по себе. Они для меня ничего не делают – я для них ничего делать не буду. В первую очередь – на выборы больше ходить не буду. Они же не для меня туда избираются и не для тебя. Они идут во власть, чтобы решить какие-то свои личные проблемы. То есть это им надо. Ну, и почему я должен им помогать? Я в чужие личные дела не лезу. Ни один из них моим благополучием не озабочен. И вообще – все, как на подбор, ворьё и вруны. Ну, и пусть сами живут. Надо просто пытаться как можно меньше от них зависеть. Я, как это понял, так у меня сразу и любовь к родине всякая, и патриотизм, – всё закончилось. Потому что Россия – это они, понимаешь, рожи эти мерзкие все. Ну, и почему я должен эту родину любить? Это, типа, спрашиваешь у родины: "Родина, ты меня любишь?" А она молчит и какими-то своими делами занимается. А чуть отвернёшься – ещё и сопрёт у тебя что-нибудь. Ну и пошла ты к чёрту, такая… Хрен они от меня теперь мой голос получат. Ну, и налогов им, конечно, надо стараться не давать. Они же нам ничего не дают… Козлы…

Ну, и далее в том же духе. И Это, надо сказать, замечательно. Люди просыпаются, в них оживает естественное антидемократическое начало. Буржуазная демократия обречена, что бы там кто ни говорил.

Листок 002

межнациональное приветствие

ключевые слова: армяне, кабардинцы, русские, диалог, народы, ксенофобия

 

Ходили недавно на рынок. Стоим возле лотка с зеленью. Продавщица нахваливает нам свой эстрагон. Мимо проходит какая-то женщина и говорит продавщице:

– Здравствуйте, армянка!

А та ей, улыбаясь, отвечает:

– Здравствуйте, кабардинка хорошая моя…

Меня это приветствие поразило. Поразило даже не столько само приветсвие, сколько то, что обе реплики были произнесены с улыбкой и с явной демонстрацией взаимного расположения. Я сразу подумал, что обращённую ко мне фразу "Здравствуй, русский!" однозначно воспринял бы как наезд. Всегда считал, что подобная актуализация национальной принадлежности подчёркивает различия и коренится в ксенофобии. Полагаю, даже какой-нибудь "русофил", вроде Константина Крылова, поприветствуй его кто по национальности, решил бы, что это вызов… Ещё я вспомнил рассказ товарища, которого как-то избили и ограбили какие-то гопники, предварительно спросив: "Ты русский?" И представившись: "А мы «чехи»" 1

Но тут, на базаре, не было никакой враждебности. А национальности актуализировались. Зачем? Что-то ведь имелось в виду. Почему не по имени или не какое-нибудь другое слово? "Здравствуйте, соседка", – можно было сказать…

Когда мне напоминают о моей принадлежности к русскому народу, я думаю, примерно, так: меня пытаются заставить разделить ответственность с дебилом-гопником Юрой Самохваловым, президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и ещё миллионами людей, которых я не знаю и знать не хочу, обо мне думают не как обо мне, а как о каком-то обобщенном мифическом персонаже, который называется "русский"… Нет уж, увольте… Этого персонажа не существует в природе. Я – это я. Мне сопоставлен идентификатор "Денис Яцутко". Это, если хотите, мой персональный номер. Я говорю и думаю, используя знаковую систему, которую принято называть словосочетанием "русский язык". Всё.

Но как же надо понимать отношения между личностью и национальностью и место национальности в мире, чтобы на приветствие "Здравствуйте, армянка" расплываться в улыбке и отвечать подобным же образом? Что они чувствуют, эти люди?

примечания

1 "Чехами" иногда пренебрежительно называют чеченцев. Вероятно, используя эту кличку как самоназвание, хулиганы хотели лишний раз подчеркнуть существующую между двумя культурами напряженность, враждебность и тем как бы оправдать свои действия.

Листок 001

освоение иноязычных религиозных терминов и терминологии экзотических конфессий низовым религиозным и околорелигиозным языковым сознанием

ключевые слова: религиоведение, этнография, этнолингвистика, фольклор, религиозная терминология, религиозная обрядность, терминотворчество, национализм, заимствования, транспозиция, санскрит, ислам, православие, сахаджа-йога, кришнаиты, брахманы, арабы, белорусы, евреи, русские, татары, Полесье, Говардхан, рахманский великдень, бхакта, прасад

 

рахманский великдень. полесье

С. М. Толстая в «Материалах к этнодиалектному словарю» Полесья упоминает праздник со странным для восточнославянского ареала названием – "РАХМАНСКИЙ ВЕЛИКДЕНЬ. Четверг за неделю до Вознесения, поминальный день. Рахманьскiй Велыкдень".

Само по себе слово "великдень", не сопровождаемое вышеупомянутым определением, означает христианскую пасху, Воскресение Христово. Явно арабский корень эпитета "рахманский" заставляет вспоминать об исламе и удивляться: по первому, по крайней мере, представлению, ни арабов, ни иных мусульман в Полесье нет и никогда не было. Откуда и почему мог возникнуть такой хрононим в деревенской православно-языческой русско-украинско-белорусской среде?

Обратим внимание на ещё два похожих полесских хрононима в постпасхальный период – на "хамину паску" и "навский великдень". Первый – воскресенье первой ("фоминой") недели после пасхи, сопровождаемый трогательными апокрифами об апостоле Фоме (Хоме, Хваме, Хаме), которого, как вариант, не было дома, когда воскрес Христос и все "святили паску", и который "засвятил паску" только через неделю, когда вернулся домой и узнал новости. Ещё вариант – неделю не верил, через неделю поверил и отпраздновал. Второй, "навский великдень" (намский великдень, тамтых душ паска, мёртвый великдень) – это четверг "фоминой" недели, поминальный день, день, когда пасху вместе с живыми справляют мёртвые, навь, дзяды, родители, души умерших родственников.

В существовании, кроме собственно праздника пасхи, ещё и специальных "пасхи неверующего Фомы" и "пасхи нави" (про рахманский великдень тоже не забываем), можно узреть желание поделиться этим великим и светлым праздником со всеми, дать возможность всем отпраздновать величайшее для христианина событие в мировой истории – Воскресение Христа. Но желание с оглядкой: ведь Фома всё-таки неверующий (или, как минимум, не знавший, опазадывающий), а навь – она навь и есть, тёмное что-то, хтоническое, ночное, хоть это по большей части и умершие родные. Т.е., ни Фома, ни навь, в силу некоторой своей мифологической ущербности, не могут быть вполне допущены христианским сознанием в пространство и время непосредственно самого наисветлейшего праздника, а потому справляют свои отдельные, специальные пасхи.

Мусульмане, хоть об этом и не слишком известно в России, в Белоруссии всё-таки есть и есть довольно давно, со времён великого князя Витовта, на службу к которому в своё время перешёл сын небезызвестного тёмника Мамая с большим количеством татар. Белорусские татары – мусульмане. Их довольно много, у них есть даже свой национальный флаг. Известен, между прочим, список Корана конца XVIII-нач. XIX вв. с подстрочным переводом на белорусский язык арабскими буквами.

Вполне можно предположить, что какая-то часть полищуков могла более или менее регулярно контактировать с белорусскими мусульманами и могла как услышать от них само арабское слово "рахман" (милостивый), так и узнать о его сакральном (эпитет Бога) значении. Как я понял из словаря С. М. Толстой, широкого распространения наименование четверга на пятой неделе после пасхи сочетанием "рахманский великдень" не имеет. Возможно, т.е., что этот, значимый для восприятия слова, контакт мог быть вообще единичным. Можно предположить также, что "контактёр" со стороны мусульман православным полищукам мог показаться человеком, чтущим Бога не совсем верно, т.е., если и достойным приобщения к светлейшему празднику, то, как и Хама или навь, не вполне. Выделить мусульманам, если знать о них и не враждовать с ними, специальный великдень, как и другим периферийным существам, кажется – на фоне намской пасхи и хамяной пасхи – естественным. А может быть, рахманский великдень – это отголосок какого-то мусульманского праздника или обряда, вообще какого-то замеченного за мусульманами действия.

В любом случае – чрезвычайно интересно, трактуют ли как-нибудь традиционно отмечающие этот праздник жители Полесья значение слова "рахманский". Было бы невероятно занимательно узнать.

рахманский великдень. полесье/ upd. 1

Юрий Гуралюк на мой вопрос о значении слова "рахманский" ответил буквально следующее: «Слова "рахманский" не слышал, хотя сам с Полесья. Но Полесье – не единая языковая "зона", а комплекс весьма специфичных диалектов, более менее группирующихся по каким-то группам. Есть белорусское слово "рахманый". Оно используется в белорусскоязычной части Полесья. Означает "потерянный", "тихий", слишком "уступчивый" человек». Слово "рахманый" меня тоже удивило и заинтересовало. Да ещё и с таким значением. Какова его этимология? Какова основная сема корня? 1

Ещё один человек в качестве ответа на мой вопрос поставил ссылку на текст из разряда "Арьяварта – родина священных слонов". Вот обширная цитата из этого текста: «Помимо обычного Великдня (Пасхи) на Украине сохранились и другие, заведомо дохристианские праздники: навский или мрецкий, а также рахманский Великдень, созвучный вышеупомянутому аратто-арийскому "дню Брахмы". При этом предания о лучших из пращуров и людей вообще рахманах соответствует брахманам, а велик следует понимать не столько как великий, сколько как Белесое (производный от аратто-арийского Валы). Согласно легендам, "рахманы ушли с Украины за Синее море" (скорее, с частью араттов в малоазийскую Троаду, нежели с частью ариев в индийскую Бхарату); поэтому скорлупу крашанок-писанок надлежит бросать в реки, стекающие в Черное море, чтобы заморские брахманы, увидав плывущую по волнам скорлупу, знали о наступлении Великдня на оставленной родине…» Думаю, про "Аратту", "Троаду" и обряды украинских брахманов всё ясно. Это околохудожественные фантазии – из тех, что так любят славянские националисты различных мастей. Самой известной из подобный фантазий-мистификаций является знаменитая "Велесова книга", написанная так называемыми "черторезами". Всерьёз такие тексты принимать, конечно, нельзя, но версия о происхождении слова "рахманский" от "brahman" кажется мне красивой. Маловероятной, безусловно, но красивой. По моим личным ощущениям в пользу возможности сохранения в одном или нескольких из полесских диалектов столь древнего, ещё, насколько я понимаю, собственно индоевропейского, арийского корня говорят, например, традиционные писанки с дремучими, ещё верхнепалеолитическими орнаментами, как, впрочем, и многие иные признаки крайнего консерватизма, традиционализма культуры в этом регионе. Но, с другой стороны, зная, например, как за относительно недолгое время (если сравнивать с ведическим) православные святые князья Борис и Глеб становятся здесь превращающимся в волка божеством плодородия по имени Хлеб-Барыс, я бы поостерёгся принимать "арийскую" гипотезу за основную.

Авром Шмулевич, в ответ на моё предположение о возможном общении жителей белорусского Полесья с белорусскими татарами-мусульманами и проникновении в славянские диалекты из исламских источников арабского слова "рахман", сообщил, что "рахман" так же и еврейское (ивритское) слово (с тем, же, понятное дело, значением), а уж евреев в регионе живёт много и живут они там довольно давно, т.е. заимствование от них более вероятно, чем из арабского.

Насчёт "большей вероятности" я склонен усомниться: как татары не говорили по-арабски, так и евреи не говорили на древнееврейском. Каким языком пользовались евреи в быту, я не знаю, но думаю, что это был или идиш, или тот же белорусский. В идише для обозначения милости использовались и другие слова. Т.е., вероятность, пожалуй, равная, а кроме того, разницы большой нет: в любом из этих двух случаев мы имеем дело с семитским корнем "рахман" – милостивый.

Кстати, "арийскую" гипотезу при желании можно развить. Если учесть, что большинство начальных сочетаний сонорный-гласный – это бывшие, наоборот, *ar, *al, *or, *ol и т.п., то "рахм-" с почти незаметным использованием ушей превращается в "Аркаим". Это дикое игровое предположение, но в ситуации полного отсутствия объективной информации, верным может показаться (даже оказаться) и оно.

И самое главное: так или иначе, меня интересует не столько этимология слова "рахманский" и история праздника "рахманский великдень", сколько современное понимание этого слова, и понимание не высокоучёными мужами и даже не ими подсказанное, а живое, народное, деревенское, т.е. тех немногих людей, которые отмечают этот день по традиции. Я не жду, что они откроют мне какую-то особенную правду, напротив, я скорее предполагаю, что они не знают этого значения и никогда о нём не задумывались, но – чем не шутит случай – вдруг?

напрасадились. санскритские и другие термины восточных религий в среде русскоязычных последователей неоиндуистских культов и вокруг неё

Ситуация с рахманским великднём всё время напоминает мне о русских кришнаитах и сахаджистах: санскритские слова в русской речи часто выглядят не менее причудливо.

Для начала два слова вообще о терминах. Термин отличается от слова обыденного общеупотребительного языка в первую очередь тем, что не является словом обыденного общеупотребительного языка, даже если совпадает с ним по звучанию и первой семе. Термин функционирует внутри группы, противопоставленной стихийным носителям языка. Специальный язык – один из способов противопоставления. Самые обычные слова в такой противопоставленной группе обрастают дополнительными и особенными значениями. Чем древнее судьба слова как термина и чем обширнее речевые и ритуальные практики группы, тем большим количеством особенных значений обрастает слово. При переносе практики группы в иную языковую среду, совершается и попытка переноса всего корпуса значений, причём ритуал, традиция незаметно требуют сохранения количества и наполнения слов-терминов. И если, переводя иноязычный термин, используют слово, которым обычно переводят слово обыденного языка, единозвучное термину в его нативном, исконном языке, то и все (или почти все) веками навешиваемые практикой группы на этот термин специальные значения переходят на слово нового языка группы, используемое теперь в качестве термина. Е. М. Верещагин называет такой приём терминотворчества транспозицией, т.е. переносом слова из обыденного языка в групповой, специальный.

Отличным примером транспозиции у русскоязычных кришнаитов является слово "преданный", которым они (или для них) переводят санскритский термин "бхакта". В обыденной речи слово "преданный", как правило, требует при себе существительное в дательном падеже: преданный Государыне, преданный хозяину, преданный идеалам. Если же оно употребляется без зависимого слова (например – Этот человек – очень преданный.), то обозначает преданность вообще, как качество, присущее личности, т.е. способность быть преданным, склонность к преданности кому или чему-либо, склонность хранить верность избранным однажды ценностям и пристрастиям. Никакие конкретные объекты преданности не входят непосредственно в значение слова общеупотребительного русского языка "преданный" как преимущественные. Иное дело – санскритский термин "бхакта". Этимологически он восходит к "бхадж" – наделять, вычленять. "Преданный" – исторически – только одно из его значений. Но за века и даже тысячелетия индуистской религии, а именно – различных разновидностей её вишнуитской ветви и, в некоторой степени, сикхизма, слово "бхакта" стало термином и его основное значение теперь – "преданный, сопричастный Богу". Таким образом, в речевых практиках русских кришнаитов слово "преданный", которым они перевели слово "бхакта", обросло всем комплексом значений, присущих санскритскому термину. Говоря "преданный", кришнаиты подразумевают "преданный Кришне, сопричастный Сознанию Кришны". Ещё "преданный" – это идущий к освобождению от вечного страдания в вечном круговороте перерождений, идущий по пути "бхакти", преданности. Кроме того, под "преданными" подразумеваются члены кришнаитской общины, выполняющие ритуалы, соблюдающие пищевые и прочие ограничения, практикующие джапа-медитацию. На кришнаитских празднествах обычно бывает много гостей, сочувствующих, но не входящих в собственно общину, разного рода "эзотеристов" и "интегралистов", просто любопытствующих, а так же любителей халявы (кришнаиты обильно и вкусно кормят). Все эти люди, как правило, частично задействованы в кришнаитских ритуалах, но иногда кто-нибудь из лидеров общины говорит, например: "А теперь, пока вы кушаете, преданные ненадолго вас оставят," – после чего члены общины (их легко отличить по традиционной индийской одежде – дхоти у мужчин и сари у женщин) на некоторое время выходят в соседнюю комнату.

Я бы сравнил употребление слова "преданный" у кришнаитов с употреблением слова "правоверный" у мусульман.

Второй, по Е. В. Верещагину, приём терминотворчества – заимствование. Как правило, заимствование происходит путём фонетико-морфологической адаптации иноязычного термина к условиям языка-акцептора. Надо сказать, однако, что переводчики кришнаитской литературы этой адаптации пытаются противиться, пытаясь при помощи чуждых для русской графики диакритических значков обозначить должное санскритское произношение отдельных терминов (особенно – многочисленных собственных имён Кришны). Тому есть два объяснения: во-первых, последователи учения вайшьи Абхайи Чаранаравинды всё-таки являются в какой-то степени наследниками настоящих индийских брахманов, передающих без изменений из поколения в поколение "услышанное", т.е. каждый звук священных для них вед; а во-вторых, повторение имён Кришны является основой богослужебной практики кришнаитов, а сами имена считаются тождественными самому богу Кришне, – таким образом, чтобы быть сопричастным "Сознанию Кришны", преданные должны стараться произносить эти имена максимально точно. Но языковые привычки всё-таки берут верх, и большая часть русских кришнаитов использует в своей речи именно адаптированные варианты заимствованных терминов.

Первый пример такого заимствования, который мне хочется рассмотреть, – слово "прасад". Прасад – это, грубо говоря, еда. Но еда, "предложенная Господу Кришне". Использование именно этого термина должно подчёркивать сакральное, в какой-то степени теофаническое значение этой еды. Кришнаиты стараются не есть просто так, всё, что они принимают внутрь себя, сперва должно быть предложено Богу. Существует специальный ритуал, в процессе которого небольшая часть каждого блюда заносится за алтарь, а община поёт специальную прасадную ритуальную песенку ("мантру", "баджан") 2, впрочем, для тех, у кого нет алтаря и кто не знает ритуального баджана, допускается вариант, который язык чешется назвать протестантским, – надо, "преисполнившись веры, любви и почтения", сказать что-нибудь, подобное этому: "Дорогой Господь, от всей души предлагаю тебе эту пищу. Прими её, пожалуйста". После этого еда, якобы, перестаёт быть просто едой и становится священным прасадом.

В среде русских кришнаитов слово "прасад" становится существительным мужского рода, склоняющимся, как, существительное "сахар" (поесть прасаду; кто сегодня прасад готовил?; тарелочки с маха-прасадом), однако иногда, независимо от требуемой падежной формы, произносится "прасадам" (с ударением на второй или третий слог), как в баджане: "Сейчас преданные раздадут вам подносы с прасадáм, который был предложен Господу Кришне…"; "Тот, кто вкушает священный прасáдам, дорогие наши гости, освобождается от многих кармических последствий…"

Заметим, что образованные при помощи русских аффиксов от слова "прасад" глаголы самими кришнаитами, практически, не употребляются, но имеют хождение среди людей, которые, не являясь сами адептами ISKCon, достаточно часто с последними контактируют. Причину такого положения вещей можно узреть в том, что глаголы эти звучат для русского уха довольно грубо и, возможно, кажутся "преданным" непочтительными. Несколько примеров: "С Майком днесь накурились… На хавчик пробило дико, так мы пошли к кришнаитам, напрасадились у них – до жопы…"; "На Джанмаштами пойдём? Обпрасадимся…"; "Ох, я у кришнаитов позавчера так попрасал, что, наверное, до сих пор всё не выпрасал…"

Люди, скажем так, знакомые с кришнаитской терминологией, иногда употребляют слово "прасад" в значении "очень вкусно". Например:

– Ну как?

– Мм… Слов нет… Прасад!

Ср. нектар, амброзия, пища богов.

Поговорив о термине "прасад", нельзя не вспомнить о Говардхане. "Говардхан" – одно из имён Кришны. Если точнее, то название горы, которую Кришна поднял на мизинце и под которой, как под зонтиком, пряталось всё население его родной деревни во время ливня. Ещё в одном эпизоде Кришна убеждает старейшин деревни нарушить традицию и жертву, предназначенную царю богов Индре, отдать горе Говардхан. Старейшины соглашаются, а Кришна принимает облик великана, как бы вышедшего из горы, и съедает всё, что предложено горе. В честь горы Говардхан кришнаиты справляют одноимённый праздник, во время которого подают своим гостям угощение из ста восьми блюд. Те, кто часто тусуется на кришнаитских праздниках, образовали от имени Говардхан глагол "наговардханиться". Пример употребления: "Я так наговардханилась, что чувствую себя, как беременный таракан". Т.е., "наговардханиться" – значит "очень сильно напрасадиться".

Заимствованиями являются и слова "прабху" (человек, мужчина) и "матаджи" (женщина). В русском кришнаитском дискурсе эти слова приобретают дополнительные оттенки значения. Согласитесь, говоря по-русски, мужчину логичнее было бы обозначать русским словом "мужчина", а женщину русским словом "женщина", если бы целью являлось имеенно обозначить именно мужчину и именно женщину. Использование же слов "прабху" и "матаджи", помимо этого, сообщает о сопричастности говорящего и, может быть, тех, о ком говорят, кришнаитской субкультуре.

В отличие от бхактиведантовской версии кришнаизма, "сахаджа-йога", т.е. секта, следующая "учению" так называемой Шри Матаджи Нирмалы Деви, нахватала терминов не только и даже не столько из санскрита и бенгали, сколько… даже трудно выделить какой-то основной источник заимствования… с миру по нитке. Тут и "бхуты" ("вы одержимы личными бхутами"), и "мардини" ("Анафема Фрейду-мардини, Прабхупаде-мардини и  Марксу-мардини…"), и – вы будете смеяться – "бандан". Банданом сахаджисты называют, как ни странно, не "пиратскую" головную повязку, а особый жест, производимый руками над головой, для "защиты от бхутов". В связи с этим у слова появляется необычная сочетаемость, типа: "Я сделала над головой бандан…"

"Медитацией" сахаджисты называют произнесение короткой ритуальной формулы перед фотографией Шри Матаджи, поэтому, пожалуй, только у них возможно выражение "скоренько помедитировать".

К именам индуистских богов рядовые русскоязычные сахаджисты склонны прибавлять уменьшительно-ласкательные суффиксы: "ганешик", "хануманчик", "индрочка".

Общающиеся с сахаджистами, но не разделяющие их религии люди переиначивают титул-имя тоталитарного лидера "сахаджа-йоги" и называют её "шриматерь".

литература

  1. Верещагин Е. М. История возникновения древнего общеславянского литературного языка. Переводческая деятельность Кирилла и Мефодия и их учеников. – М.: Мартис, 1997.
  2. Славянский и балканский фольклор / Этнолингвистическое изучение Полесья. – М.: Индрик, 1995.

примечания

1 "Рахманасць", по словам Ю. Гуралюка, считается одной из национальных особенностей белорусского народа; на русский язык это слово можно перевести как "мягкость, доброта, уступчивость, мягкосердечие". Белорусские ультранационалисты, насколько я понял, считают, что от этой особенности белорусам следует избавляться.

2 Маха прасадам говинде
Намо брахмани вайшнаве
Свальпа пуньява тамраджам
Вишва санайва джаяте
Шарира абидья джал
Джодендрия тахекал
Дживе пхеле вишайа-сагоре
Тара мадхье джихвати
Лобхамой судурмати
Таке джета катхина самсаре

Кришна барадоййамой
Корибаре джихва джай
Сва-прасад-анна дило бхай
Сеи аннамритапао
Радха кришна гуна гао
Преме дако чайтанья-нитай…

© 2019 Гиперканцелярия Дениса Яцутко

Theme by Anders NorenUp ↑

.