CategoryЛюбите ли вы людей? Их тут…

А в России есть война?

На фудкорте за столиком двое мальчиков, старшеклассники. Один рассказывает:

— Украинцы очень смешно агрятся в чатах. На всякую чепуху. Их два момента бесит. Они же вроде как нерусские, ну не совсем русские, ну страна у них же своя, ну ты знаешь, да? И у них там даже война какая-то непонятная настоящая. Они на любую шутку про эти вещи агрятся как бешеные. Даже на своих нападают.

Второй поднимает скучающее лицо, на котором вдруг просыпается лёгкий интерес:

— Война?

— Ну да, у них же там война какая-то…

— А в России есть война?

— В России? Это я тебе точно не скажу. Она же вон какая здоровая. Где-то, может, и есть.

***

Вечер. Москва. Иду домой из магазина. Впереди меня идёт женщина лет пятидесяти с небольшим, в белом плаще, с портфелем. Проходит мимо двух девушек среднеазиатской наружности, с зонтиками (идёт дождик), вдруг останавливается, заглядывает под зонтики и вскрикивает:

— Блядюшки!

Сразу опять трогается с места и на ходу очень громко говорит:

— Блядюшки! Сейчас они устроят тут сабантуй! До чего Москва дошла — москвич уже ПО ТАТАРИНУ соскучился!

Тут она проходит мимо автобусной остановки, на которой сидит пожилая благообразная таджичка. Женщина останавливается, наклоняется к ней и прямо в лицо кричит:

— Блядюшка!

Гараж

В переход у станции метро “Щукинская” спускается молодой мужчина, ведущий за руки двоих маленьких мальчиков. Один мальчик спрашивает:

— Папа, зачем мы идём в гараж?

— Это не гараж, — отвечает чувак. — Это называется станция метро. Здесь поезд ходит.

Второй мальчик:

— Поезд в гараже?!

Как мужчина

В мужском туалете торгового центра молодой человек выводит из кабинки за руку совсем маленькую девочку и говорит:

— Ну вот ты и пописяла, как мужчина.

Мало и много

Идут маленький мальчик и девочка чуть постарше.

Мальчик:

— А шесть — это много?

Девочка:

— Нет.

— А час?

— Да.

Тапки

Во дворе, на лавочках на краю детской площадки сидит местный народ и выпивает. Почти ночь. На одной лавочке сидит мужчина лет шестидесяти, перед ним стоит девочка лет двадцати. Девочка говорит:

— У них же был договор: кто первый встал, того и тапки.

Мужчина:

— Но это же не тапки. Это живой человек.

— Тем более! Человек ценнее! Тем более договор должен действовать!

— А его мнение кто-нибудь пробовал спрашивать?

— Да кому нужно его мнение? Он — тапки!

Нормальные

Мужчина и женщина лет сорока пяти идут по мокрому вечернему спальному району. Женщина:

— И вот она уже четыре месяца дома не живёт, но с каждой зарплаты отправляет деньги мужу. Можно считать, что она исполняет супружеские обязанности?

Мужчина:

— Но муж эти деньги на детей тратит?

— Он эти деньги вообще не тратит. Он их складывает. Себя и детей на свои содержит. Чтобы она потом ему этими деньгами в морду не сунула. Но она их перечисляет. Значит, она ответственная жена?

— А они поговорить не пробовали?

— Ты дурак, что ли? Они же не разговаривают.

— Ну подожди. Мы вот с тобой, когда ссоримся, тоже не разговариваем. Но потом же отходим и говорим. И всегда находим общий язык и всё решаем.

— Ну так это мы. Мы же ебанутые. А они нормальные, понимаешь?

© 2017 Гиперканцелярия Дениса Яцутко

Theme by Anders NorenUp ↑

.