Page 3 of 147

30 апреля 2017 года. Немножко летать

Что снилось-то. Будто опять служу в штабе и планируется какая-то крупная операция против народа. Причём государство занимает весь Старый Свет, а столица в Питере. Ну, расписываем на картах, что куда. И обратил внимание на две аэромобильные дивизии подавления, которые почему-то назывались “Элбакян-1” и “Элбакян-2”. Одна базируется в Москве, вторая в Иерусалиме. Представить не могу, почему.

А перед тем снилось, что планирую две диверсионно-журналистские операции в двух гигантских небоскрёбах силами двух отрядов по 40 журналистов. Всё должно быть расписано по секундам. Каждый должен знать планы отступления. Но никто не слушает, не записывает, все распиздяйничают, и я понимаю: будут жертвы. Так и получилось: почти всех убили жильцы, а я сбежал только потому, что умею легко перепрыгивать через целые группы людей и через дороги с движущимся транспортом, а также, если приспичит, даже немного летать, хоть и не без труда.

9 апреля 2017 года. 90-е

Приснилось, что с некоторыми из вас (и никогда не угадаете, с кем, я бы сам не угадал) хожу в театральный кружок в ДК Орджоникидзе в Питере, а ведёт его почему-то Боярский, который отлынивает и постоянно придумывает всякие дикие причины, чтобы не прийти.

А ещё в этом сне кто-то пел на кухне старой питерской квартиры, аккомпанируя себе поскрёбыванием ногтей по крышке стиральной машины: “Где вы теперь? Кто вам меняет иглы? Кого вы надкусили невзначай…”

Интересно, что люди (и я) были сегодняшние, а на улице и в прочих местах стояли очевидные девяностые. По радио даже играла реклама фирмы “Экватор” (“…а гранаты? А плод страсти? А маракуйя?”).

Проснувшись, вспоминал промёрзшие электрички и свой первый в жизни йогурт и первые хотдоги и бургеры — с лотков на Невском, зимние, замёрзшие, как и электрички. Причём бургеры и хотдоги продавцы тут же грели в микроволновке, тетрапаковскую же коробочку йогурта так и вручали — ледяным кирпичом. Его потом надо было перед употреблением оставить на какое-то время на батарее.

Помню, когда вернулся в 96-м в Ставрополь, узнал, что тамошний молкомбинат тоже начал выпускать фруктовые йогурты, но не потратился на разные этикетки для них. Белый пластиковый стаканчик надо было смотреть на просвет и гадать: “Вот этот розоватый. Наверное, клубничный или малиновый. А этот жёлтый. Банановый?”

Лотки с бургерами и хотдогами в Ставрополе тогда тоже появились. Но сосиски и котлетки на них грели не в микроволновке, а в кипящем жиру и вкладывали не в специальные мягкие булочки, а в куски багета (хотдоги) и в булочки, которые запомнились мне с советских времён как “за три копейки” (бургеры). Эти изделия были грубыми и царапали нёбо. Мне это не нравилось. И ещё не нравилось, что в магазинах нет грейпфрутового сока (продавщицы как одна удивлялись: “Зачем грейпфрутовый, когда есть апельсиновый?”) и соли помола “экстра” (крупную я терпеть не мог и не мог использовать: она напоминала мне о школьной столовой).

В общем, едва вернувшись в Ставрополь, я решил, что надо начинать придумывать, как из этой кавказской ссылки бежать. В Москву. Это казалось само собой разумеющимся. Потому что — ну а куда?

Ну и дальше всякое такое вспоминал. Кэмел, житан и лаки страйк без фильтра, джин маккормик и — раньше — первое фентези в жёлтой серии “Северо-Запада”. Конечно, с ума сойти — первое фентези в 19 лет, первый йогурт — в 20. А в интернет впервые вышел… в 23? В 26? И это при том, что первый, скажем, коньяк — в 8. И коньяк я пью до сих пор, а вот йогурт в моём мире так толком и не прижился.

Забавно, конечно, было попасть молодостью на, скажем так, смену эпистем.

24 марта 2017 года

Сегодня снилось, что сгибы рук болят от капельниц и мне это нравится.

14 марта 2017 года

Снилось, что приземляюсь в небольшой летающей тарелке с открытым верхом в компании имперского комиссара, инквизитора, капеллана Астартес, эсэсовца и энкавэдэшника. На мне тоже какая-то странная форма была. Нас встречают несколько человек, и один из встречающих говорит: “Ну пиздец”.

А ещё снилось, что на съёмную московскую квартиру вдруг посреди ночи нагрянули бывший папин коллега, который мне всегда не нравился, и один мой армейский сослуживец, из тех, кого я едва помню в лицо. И попросились переночевать. Я их с большой неохотой пустил, помог устроиться, выхожу в прихожую и вижу пятерых огромных толстых грязных котов, которые вообще непонятно откуда взялись. Я открываю дверь, беру швабру и пытаюсь их выгнать, но они уворачиваются и не выгоняются. Тут я вижу на полу между котами ещё и крысёнка. В бешенстве я начинаю кричать: “Да что же это такое! Оставьте меня в покое!” И в этот момент в открытую дверь вламывается наряд полиции и предъявляет за шум. Совершенно без сил, я выпускаю швабру из рук и прислоняюсь к стене. А в квартиру вдруг входит одна девушка, которую я совсем не хочу видеть. Я решаю от них от всех спрятаться в туалете или в ванной, но и там, и там занято.

А в России есть война?

На фудкорте за столиком двое мальчиков, старшеклассники. Один рассказывает:

— Украинцы очень смешно агрятся в чатах. На всякую чепуху. Их два момента бесит. Они же вроде как нерусские, ну не совсем русские, ну страна у них же своя, ну ты знаешь, да? И у них там даже война какая-то непонятная настоящая. Они на любую шутку про эти вещи агрятся как бешеные. Даже на своих нападают.

Второй поднимает скучающее лицо, на котором вдруг просыпается лёгкий интерес:

— Война?

— Ну да, у них же там война какая-то…

— А в России есть война?

— В России? Это я тебе точно не скажу. Она же вон какая здоровая. Где-то, может, и есть.

7 января 2017 года. Монголоидная принцесса

Снилось, что я — какая-то монголоидная принцесса, прячусь в лесу от злой мачехи, встречаю возле проходящей через лес железной дороги двух портних. Они кладут на землю свои свитки, когда разговаривают со мной, но тут мимо проносится поезд и раскидывает часть их бумаг по лесу. Когда они уходят, я эти бумаги собираю и, поселившись в сторожке, учусь по ним шить и вышивать узоры. Питаюсь ягодами и грибами.

При этом за весь сон — ни единой мысли о, так сказать, гендерном несоответствии. И тело у меня там было другое. Женское было тело.

1 января 2017 года. Школа хирургии

Приснилось, что с Фимой Диким, Ромой Могучим и толпой каких-то тёток из Казахстана учусь на ускоренных курсах хирургии и руководства медучреждением. Причём живём мы почему-то в казарме, а на обед нам дали только картошку в мундире, спирт и чай. Зато, чтобы тренироваться резать, мы могли ловить прохожих прямо на улице.

© 2018 Гиперканцелярия Дениса Яцутко

Theme by Anders NorenUp ↑

.